Главная > Общество / №12 от 24 декабря 2015 > Жизнь без слез

Жизнь без слез


30-12-2015, 02:14. Разместил: admin

«Сколько в человеке доброты, столько в нем и жизни…»


 

 

Во все времена делать добро и вообще быть на него способным было прерогативой людей крайне неординарных, таких называли «не из мира сего», а порой и вовсе сумасшедшими. Доброта была и остается одной из категорий роскоши, которая доступна отнюдь не каждому. В мире, где во главу угла положены грязная борьба за «место под солнцем», жажда наживы и безразличие ко всему, что происходит за пределами собственного двора, доброту стали принимать либо за слабость, либо за удел неудачников.

Однако жизнь показывает, что без доброты повседневный быт и решение острых человеческих проблем было бы невозможным: кто бы занимался помощью инвалидам? немощным? сиротам? Кто бы прилагал усилия, чтобы хоть как­то облегчить участь тех, кто родился не таким, как обычные дети?.. И как искренне мы удивляемся, когда среди нас находятся те, кто посвятил свою жизнь помощи людям с ограниченными возможностями.

Сегодня наш собеседник одна из таких женщин, которую судьба привела к очень редкой профессии – профессии помощи и служению людям. Предлагаем вашему вниманию интервью с руководителем Дагестанской региональной общественной организации помощи детям с ограниченными возможностями здоровья «Жизнь без слез», директором Дома дневного пребывания Айшат ГАМЗАЕВОЙ (на фото вверху).

 Айшат Ахмедбадавиевна, спасибо вам за то, что вы нашли время на беседу при таком плотном графике работы и расскажите, пожалуйста, что представляет собой ваша организация и на какую конкретно деятельность она ориентирована?

– Прежде всего, подчеркну, что у нас общественная организация, которая была создана для решения проблем дагестанских родителей, у которых в семье воспитывались дети­инвалиды. Сначала каждый решал свои проблемы, как мог, мы были разрознены, но в конце концов мы поняли, что нам нужно объединиться, объединить свои усилия во благо наших детей, чтобы быть способными защищать их права.

 Вы сказали «наших детей»… У Вас тоже ребенок­инвалид?

– Да, кстати, и у меня сын­инвалид, правда, он уже взрослый. Вы наверняка видели его сегодня в нашем центре. Похож ли он теперь на инвалида? Думаю, что далеко не похож. А когда­то врачи рекомендовали мне, что от него лучше избавиться. Он рос неконтактным, не мог говорить и одному Всевышнему известно, сколько мне пришлось приложить усилий, чтобы сегодня он стал тем, кем он является. Я говорю все это к тому, чтобы было понятно, насколько тяжело вырастить такого ребенка, отстоять его право на жизнь и дать шанс на полноценное существование.

 А с каких времен берет начало организация «Жизнь без слез»?

– Первое подобное объединение родителей детей­инвалидов мы организовывали в 2001 году. Оно тогда называлось Центром лечебной педагогики. Правда, этот опыт оказался не совсем удачным, выяснилось, что в него вошли в том числе и люди, которые имели иные цели, пытались найти выгоду. Поэтому в 2006 году мы, отдельная группа родителей, решили отделиться и создали родительскую ассоциацию. «Жизнь без слез», таким образом, это не что иное, как родительская ассоциация детей­инвалидов. Цель нашей организации – это социальная адаптация детей и молодых людей с инвалидностью, оказание помощи их семьям, это, по сути, самое главное, ведь наравне с помощью детям мы оказываем поддержку и их родителям, ведь самое страшное, самое тяжелое ложится именно на семьи таких детей. Поэтому приоритет в нашей организации отдан родителям, членами организации являются только родители или опекуны инвалидов. Ни один педагог, ни один административный работник не является членом нашей ассоциации – он просто исполнитель. Таким образом, сами родители занимаются защитой прав и интересов своих детей.

  А в каком году начал функционировать Дом дневного пребывания?

– Он начал свою работу в 2009 году. Конечно, было много препонов, ситуация вообще была непонятной: нам говорили, что таких детей невозможно обучать, хотя я сама ходила и доказывала, что из смыслов Конституции РФ вытекает, что нет необучаемых детей – есть государство, которое не может отвечать по своим обязательствам. К счастью, нашлись люди, которые умели слушать и слышать. Это и первый председатель Общественной палаты Дагестана Абулмуслим Муртазалиев, который пошел нам навстречу, написал ходатайство в Минобрнауки РД, чтобы это ведомство совместно с Правительством республики помогло нам реализовать те проекты, которые мы уже выиграли. Но не было места, не имелось условий, чтобы их реализовывать. Я лично обращалась и к бывшему госсекретарю РД Такибат Махмудовой, которая также откликнулась наши просьбы. В итоге нам выделили помещения, в которых мы сегодня функционируем. Крайне благожелательно к нам отнесся и директор школы (она еще называется «школой восьмого вида»), которая здесь функционировала, Дагир Исамутдинов, ныне занимающий пост заместителя министра образования, который помог нам и отремонтировать эти помещения и начать работу в них. Такой поддержки редко от кого дождешься.

  А как начиналась ваша работа в 2009 году? Какие были первые шаги?

– Начинали мы свою работу всего с пятью детьми. Признаюсь, что мы немного, скажем так, боялись, получится ли осилить эту работу, ведь я набрала сюда сотрудников из вчерашних выпускников университета – это были молодые специалисты, которые не имели опыта работы с такими детьми. Вот так мы и начинали: здесь были родители детей­инвалидов и несколько молодых специалистов. Зарплату мои сотрудники получали из средств выигранных грантов, в то время о штатных должностях мы даже не мечтали. Затем приобрели оборудование, причем самое современное. Да и выигранные гранты были очень тяжелыми в плане отчетности – по сути, за каждый шаг нужно было отчитываться и прикреплять к отчету подтверждение: фото, видео, чеки и все остальное. Зато в результате мы получили высокую оценку эффективности своей деятельности.

Конечно, были у нас и очень сложные периоды, когда почти год наши сотрудники работали без зарплаты, грантовых средств уже не было, и мы ждали помощи от государства. Но, к счастью, этот трудный этап мы все вместе пережили, работу ни на день не прекращали и в итоге добились и доверия со стороны общества, и реальной помощи.

 Какие специалисты работают в вашем центре?

– Это, прежде всего, педагоги­дефектологи. К сожалению, сегодня вузы не выпускают специалистов­дефектологов, обученных именно для работы с детьми­инвалидами с тяжелыми множественными нарушениями развития. Тем не менее, меня лично очень радует, что декан факультета специального (дефектологического) образования ДГПУ Патимат Омарова занимается научно­методическими разработками в этой области, выезжает в Москву, где ей, кстати, предложили создать на базе нашего центра своеобразную лабораторию для работы с детьми с подобными нарушениями. У нас даже практику студенты проходят, работают с детьми и удивляются, насколько огромна разница между тем, чему их учат и тем, чем на практике приходится заниматься.

Среди других специалистов необходимо выделить психологов, логопедов и, конечно же, профильных специалистов, например, педагоги адаптивной физкультуры, кстати, для каждого ребенка мы составляем индивидуальную программу занятий физкультурой, они проходят под присмотром медсестры, воспитателя и педагога класса.

Кстати, дети у нас проходят обучение по ступеням – от нулевой (адаптивной), когда мы их не обучаем чему­либо конкретно, а лишь наблюдаем за ними, пытаемся выяснить, какие у них способности, какими навыками они уже обладают, выявляем круг их интересов, и уже исходя из этого, начинаем формировать для них индивидуальную программу. И так по каждой ступени.

  А как сами родители узнают о вашей организации? Каким образом к вам попадают дети­инвалиды?

– «Сарафанное радио» хорошо работает (смеется). Мы не даем каких­либо специальных объявлений. Но когда демонстрируются наши мероприятия по телевидению, когда о нас говорят в СМИ или обсуждают нашу работу в общественных местах, конечно же, люди узнают, начинают интересоваться, звонят нам… Вы знаете, я всегда надеюсь, что однажды чудесным образом позвонит хотя бы один чиновник, который вызвался бы помочь. Но таких звонков еще не было (улыбается). Звонят только измученные родители с проблемами. Им очень нужна наша помощь. Но никогда не звонит никто из власть имущих и не спрашивает: «Может, вам что­нибудь нужно? Чем мы можем вам помочь?» Вы знаете, мы не отказываем ни одному родителю. Если бы у нас была возможность, то мы бы хоть сегодня всех этих 200 детей, которые стоят на очереди к нам, приняли бы и разместили. Но нам попросту некуда их посадить, понимаете?

Два с половиной года, даже несмотря на то, что глава республики распорядился нас поддержать, мы не можем получить хотя бы землю на строительство помещений. Сменился уже ни один глава, а так никто и не смог выделить нам клочок земли. Мы не просим ни денег, ни готовых помещений, а просто земельный участок. Вы знаете, даже многие предприниматели готовы нам помочь: кто стройматериалами поможет, кто готов взять на себя установку дверей и окон, но только вот землю выделить нам не хотят, сколько бы я ни бегала и сколько бы я ни писала. Ответ всегда один: нет возможности для выделения участка. Мы сейчас связываем много надежд с новым главой города Мусой Мусаевым, за нас пообещали походатайствовать. Так что, мы ждем, точнее, продолжаем ждать и продолжаем надеяться.

скачать dle 10.5
Вернуться назад