Аналитическая газета "Настоящее Время - Аналитика"
16-11-2015, 21:40

Ветхое образование

Категория: Общество / №9 от 13 ноября 2015

Автор: Муса МУСАЕВ

 

 

Школьное образование в Дагестане давно не бесплатное, а уровень подготовки школьников находится на очень низком уровне. О каком качестве образования можно говорить, когда дети учатся и в три, и в две смены, в классах по 35­40 человек. И самое печальное – все продается. За просто так ребенка не переведут в класс, который учится в первую смену, не возьмут в класс, где классный руководитель – заслуженный учитель по русскому или математике, не поставят пяётерки, а уж тем более не дадут баллы по ЕГЭ. В перегруженных классах у учителей до всех учеников просто не доходят руки.
 

Единый государственный экзамен – это изобретение, как принято сейчас считать, иностранных агентов, которые до сих пор у власти. Они придумали ЕГЭ для полной ликвидации грамотности и остатков советского образования. Никакие апелляции не помогают доказать школьнику, что он знает больше, а дебилы получают высокие баллы и ездят поступать в московские вузы и там позорят Дагестан низким образованием и культурой. За то, что ребенок ходит во вторую смену, за то, что учителя не успевают даже проконтролировать его классную работу, нужно каждое полугодие платить по счетам. Будет честнее легализовать поборы. Официально финансирует государство, реально за все платят родители. Люди уже приходят к пониманию, что сегодняшняя школа – это пустая трата времени и денег. Кто хочет дать детям реальные знания, нанимают репетиторов.

Многие представители так называемой дагестанской элиты искренне считают, что народ – это быдло. И, судя по ситуации в образовании, они все делают, чтобы дагестанская молодежь, которая составляет 50% населения, оказалась таковой.

Если спросить у директора той или иной общеобразовательной школы, где учатся его дети и внуки, он скажет: в Москве, Питере, Лондоне, Париже, Америке... Если спросить у директора махачкалинской больницы, где он и его семья лечатся, он скажет: за границей или, в худшем случае, в Москве. То же самое у всех чиновников и депутатов.

Все прекрасно понимают, что зарплата директора обычной махачкалинской школы не позволяет обзавестись квартирами в разных концах света, учиться, лечиться, наслаждаться жизнью за границей всему его семейству. В стародавние времена помещики придерживали зерно и продавали его крестьянам весной во время посевной дороже в три раза. Директора махачкалинских школ, наверное, превзошли их по алчности. Придерживая учебники все лето, в начале сентября вывозят их на базары. Малоимущие покупают старые растрепанные учебники, а новые, недоступные по цене, залеживаются на базарах. Для повторения учебной программы летом издаются брошюрки, их продают по 250 рублей. Типографские расходы на эти брошюры не составят и двадцати рублей. Значки с эмблемой школы, которые светятся в темноте, для тех, кто ходит в школу во вторую и третью смену, продаются по 100 рублей штука. Детей в принудительном порядке водят в детские театры. Цены на театры увеличились в два раза. Средняя цена школьной формы – 3000 рублей, и ее нужно покупать в магазинах, рекомендованных директорами школ. Аппетиты у руководителей школ растут, а фантазия богатая.

Родители жалуются, что им приходится покупать и мел, и воду, и кресло для учителя, оплачивать все придуманные руководителями школ статьи расходов. Учителя от этих «левых» доходов ничего не имеют, они озлоблены и крайне не заинтересованы учить детей. Предъявлять им претензии просто бессмысленно. Майские указы Президента РФ в Дагестане не выполняются, зарплата учителей не индексировалась 2 года. Мало кто из них получает 20 тысяч. В школы попадают случайные люди, заточенные на коммерцию.

Какие школы получили книги, но не выдали детям? Конкретики нет.

 

Владимир Путин был крайне удивлен, услышав, что в Ингушетии в некоторых школах дети учатся в две смены. Между тем, в Дагестане ситуация похуже. Член фракции «Патриоты России» Фикрет Раджабов на последней сессии Народного Собрания Дагестана выступил с докладом о плачевной ситуации в системе образования республики. По словам докладчика, их партия направила запрос с просьбой представить информацию о положении в данной сфере и мерах, принимаемых правительством в решении обозначенных проблем.

По его словам, проблема возникла не столько из­за традиционно высокой рождаемости, стимулированной материнским капиталом, хотя этот факт тоже имеет место, сколько из­за уплотненной застройки центральной части городов и появления новых жилых микрорайонов. В генеральные планы развития территорий должны быть включены, помимо многоквартирных домов, детские сады, школы, поликлиники. Но в муниципалитетах нет утвержденных генеральных планов.

Депутат призвал строительный бизнес к социальной ответственности. «Возводя целые кварталы, застройщики должны учитывать интересы будущих жильцов. Но они не несут никаких нагрузок по обустройству территории. Нужно максимально использовать ресурс государственно­частного партнерства. Справедливости ради отмечу, что за последние годы в республике введено в строй немало детских садов и школ, но их количество крайне недостаточно. Если проблема нехватки ученических мест сейчас коснулась младших классов, то потом коснется и старших классов. По данным министерства образования РД, ежегодно численность учащихся возрастает на пять тысяч детей, что намного выше количества создаваемых ученических мест», – озвучил позицию партии депутат. Далее он привел статистику. В республике всего 1489 образовательных учреждений, школ, где обучаются более 374 тысяч человек. На 1 сентября 2015 года в трехсменном режиме работают 17 школ. Их количество не уменьшается, а растет. Это 9 школ в Махачкале, 3 школы в Хасавюртовском районе, 2 школы в Кумторкалинском районе, 2 школы в Магарамкентском районе, и одна школа в Каспийске.

В таких условиях, по словам докладчика, невозможно обеспечить единый образовательный стандарт. Порядка 125 школ остаются в аварийном состоянии. В прошлом году их было 148, есть динамика улучшения ситуации. Всего 37,7% образовательных учреждений являются типовыми, остальные – это приспособленные помещения, нуждающиеся в капитальном ремонте. В горных районах есть школы, построенные в начале прошлого века, где деревянные перекрытия сгнили. В бюджете нет средств улучшить материально­техническое обеспечение школ.

Партия предложила включить в проект развития образования меры по ликвидации школ и трехсменного режима обучения. Для этого привлекать средства не только из федерального бюджета, но и за счет государственно­частного партнерства. Вопрос обеспечения учебниками должен быть под пристальным контролем правительства.

Когда не делалось – молчали, когда делается – шумят

 

На традиционные доклады представителей фракций отреагировал председатель правительства Абдусамад Гамидов. Сложилось впечатление, что ответный доклад премьера был заготовлен заранее. Приводим выдержки из его выступления.

«По поводу трехсменного обучения в наших школах, когда мы готовили подпрограмму в рамках федеральной программы «Юг России», в 2014 году у нас было 13 школ с трехсменным обучением. Все эти 13 школ попали в Федеральную целевую программу «Юг России». На все эти школы у нас есть проектно­сметная документация. С 2015 года начато строительство этих школ. По плану к 2017 году строительство должно быть завершено. Но, к сожалению или к счастью, из­за того, что у нас большая рождаемость, увеличилось количество школ, работающих в трехсменном режиме, их стало 17, в том числе одна в городе Каспийске. По этим школам будем принимать меры, чтоб исключить до 2018 года трехсменный режим, как вы знаете, есть постановление Правительства РФ.

Также принято Постановление РФ об ускоренном развитии РД. Для исполнения этого Постановления в рамках программы социально­экономического развития СКФО до 2025 года, принята подпрограмма по развитию РД. В указанной подпрограмме все эти 17 школ расписаны. Из республиканского бюджета софинансирование в 2016 году составит 5%, в 2017 году 1%. На таких хороших условиях.

Это по части трехсменных школ, уважаемый Фикрет Газиахмедович. Он (Фикрет Раджабов) долгое время депутатом работает, и он это прекрасно знал. Каспийск динамично развивается, строятся большие, новые микрорайоны. Правительство предусмотрело, и в этом микрорайоне построили новый детский садик. Мы Каспийск не бросаем.

К сведению депутатов, в Дагестане, начиная с 2014 года, в системе образования мы отреставрировали, отремонтировали 28 крупных учреждений. Начиная с колледжей, все профтехучилища, которые превратились в курятники, отремонтированы… Мы отреставрировали 65 крупных зданий, сооружений в течение двух лет в рамках министерства образования РД. Мы построили за 2 года 38 детских садиков. А в рамках частно­государственного партнерства мы построили 11 детских садиков. За два года, если говорить о темпах строительства школ. Вы же, депутаты, работали и в тот срок. Когда мы получили в течение двух лет 5 млрд 600 млн рублей из федерального бюджета на модернизацию образования, вы можете мне показать хоть один объект, который можно сегодня показать и похвастаться, сказать: мы получили такие деньги и построили или отремонтировали, или улучшили условия детям по новой программе. Когда не делали, все молчали, когда делается, сейчас все поднимают этот вопрос».

Постскриптум

 

Надеемся, что эту проблему обсудили не для отчетности. Конкретно по каждой школе нужно обсуждать – как в этой школе с учебниками. Когда требуют возвести мечети, сразу находятся деньги, в том числе и бюджетные, находятся и бизнесмены, и строители. Но на строительство школ нет политической воли, не найти спонсоров, хотя это тоже не менее богоугодное дело. Депутаты, при желании, действуя в интересах своих избирателей, могут выяснить, конкретно в каких школах не выдают учебники при их наличии. Если чиновники не хотят наживаться за счет родителей, то они запросто могут запретить торговлю учебниками.

скачать dle 10.5

Вернуться Комментариев: 0
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив