Аналитическая газета "Настоящее Время - Аналитика"
27-10-2015, 00:24

Нетронутый Дагестан, или Особенности национального гостеприимства

Категория: Общество / №8 от 23 октября 2015

Автор: Аида ГАДЖИЕВА

 

 

Пока власти ломают голову над тем, как бы привлечь в Дагестан туристов, и тратят деньги налогоплательщиков на «создание позитивного имиджа» республики, скромная жительница Махачкалы Яна Мартиросова в свободное от основной работы и семейных обязанностей время развивает туризм и улучшает наш имидж так, что любо­дорого посмотреть.
 

 Яна, ты водишь экскурсии по Махачкале, показываешь достопримечательности Дагестана туристам. Скажи, кто эти смелые люди и что ищут они в краю далеком?

– У меня самой иногда крутится в голове этот вопрос, но я не рискую его задавать. Люди приезжают самые разные. В июле, например, была группа из 12 человек, в основном жители Москвы и Подмосковья. Они приехали с другим гидом из фирмы «Кавказ­тур», чтобы подняться на Шалбуздаг. И, зная о предстоящем восхождении, я совершенно не ожидала увидеть среди них двух бабушек довольно преклонного возраста. Еще была с ними взрослая женщина с внуком, молодожены.

В другой раз на специальном сайте для гидов меня нашла активная семейная пара средних лет. У них было запланировано очень насыщенное путешествие: Дагестан, Азербайджан, Грузия, снова Дагестан. Видно, что много путешествуют, побывали в разных странах. Очень приятные люди, открытые для новых впечатлений и приключений. Им так понравился Сулакский каньон, что они готовы были спуститься вниз чуть ли не по отвесным скалам. Пришли в восторг от коров, которые встречались на дороге целыми стадами. Мы с ними побывали на бархане, на Чиркейской ГЭС, а потом мой знакомый, гид­проводник из Хунзаха, повозил их по горам, показал Гимринский тоннель, Унцукуль, Гуниб, Хунзах и отвез в Дербент. Вот с такими туристами интересно и приятно, они постоянно задают вопросы, получаются не экскурсии, а беседы. А есть другая категория – я их называю «командировочные».

Сейчас в Махачкале стали часто проводить всякие семинары, тренинги. Привозят сюда московских специалистов, и вечерами их нужно как­то развлекать, а другой программы, кроме как водить по ресторанам и кормить на убой, нет. Недавно я показывала Махачкалу трем таким командировочным. Хотя в конце они благодарили, сказали, что было круто, но все же ними не очень комфортно – они какие­то утомленные, вечно отвлекаются на телефон.

 Число туристов растет?

– Да, в этом году поток в Дагестан увеличился, потому что из­за курса валют за границу выезжать стало дорого. А есть и такие, что обиделись на Европу, говорят: мы – патриоты, на запад больше не поедем, мы их не поддерживаем. Им за державу обидно. Так и говорят: хотим ездить по собственной стране. Оказывается, в том, что Путин с Европой поссорился, есть и плюсы. Хотя бы для развития внутреннего туризма.

 Есть в маршруте по Махачкале какие­то беспроигрышные пункты, которые «цепляют» всех?

– Рынок. Он производит на всех туристов неизгладимое впечатление. Вроде бы обыкновенный рынок, и дефицита в наше время нет нигде. Но вот заходят люди – «просто посмотреть, ничего покупать не будем». И начинается. Помидоры за 60 рублей, потому что в Москве такие за 300. Урбеч, курага, сыр, травы. Пятитысячные купюры так и мелькают... Памятник Ленину на Буйнакской тоже всем нравится, тот, что указывает на море, у входа в парк. Когда я говорю, что в народе он называется «Не хочешь жить – иди топиться», люди бывают в восторге. К сожалению, в старой Махачкале я больше рассказываю, чем показываю, тут мало чего осталось. Старая Махачкала – это улица Буйнакского и параллельная ей улица Свободы. Чтобы как­то наполнить свою экскурсию, я постоянно собираю истории про живших здесь людей. Ведь тут кипела основная жизнь, рядом с портом, с железной дорогой.

 А где ты собираешь эти истории?

– Очень помогает проект «Был такой город» Светланы Анохиной (серия публикаций в дагестанских газетах, группа в фейсбуке и книга воспоминаний махачкалинцев. – «НВ»), это неиссякаемый источник информации. Правда, все эти истории надо перепроверять, потому что людей часто подводит память, но когда ты в разных источниках встречаешь одни сюжеты, значит, их смело можно использовать в экскурсии. К сожалению, литературы по Махачкале не много. Спасибо историку Сергею Манышеву, он помог мне с книгами. Больше всего понравилась книга Патимат Тахнаевой «От Петровска до Махачкалы» – это история города с 1722­го по 1922 год, от зарождения до переименования.

Есть еще книга Дени Эмирова, в ней много интересных деталей. Например, как к ним в дом приезжал Сулейман Стальский, потом приезжала его вдова и смотрела на его памятник на Родопском бульваре. Это ведь не просто памятник, он похоронен там... Какие­то детали всплывают из рассказов родственников. Например, все вспоминают павильон «Весна» по дороге к морю, где продавался томатный сок и молочные коктейли. Сейчас он оброс пиццериями, но все еще стоит.

На углу Горького и Буйнакской был книжный магазин, где выстраивались огромные очереди и где отоваривались приезжие знаменитости, например, Марк Захаров. Моя тетя специально устроилась работать в этот магазин, чтобы по блату купить какие­то издания. Так моя экскурсия обрастает подробностями. И люди часто потом говорят – и не только туристы, но и местные, – что не ожидали услышать так много интересного про Махачкалу.

  А местные тоже заказывают экскурсии?

– Бывает, хотя и редко. Я вожу экскурсии по Махачкале с мая, до этого был длительный подготовительный этап. И даже когда экскурсия была готова, я стеснялась о себе заявлять. Долго молчала, пока не нашла людей, которые согласились быть «подопытными». Я на них экспериментировала. Это были мои друзья, знакомые. Когда я впервые написала на своей страничке в фейсбуке, что набираю группу на экскурсию по Махачкале, мне отвечали в комментариях: «пойду разве что за деньги», мол, неинтересно.

Но на самом деле в Махачкале много интересного и неизвестного. Мало кто знает, например, что в нашем музее искусств большая коллекция русского авангарда: Малевич, Кандинский. Когда в 30­е годы в центральных городах все это порицалось и преследовалось, художники сами «ссылали» свои работы в захолустье, где они благополучно сохранились в запасниках.

 Что еще нравится туристам?

– Многим нравится история жизни Барият Мурадовой. Памятник ей стоит перед Кумыкским театром. Это практически дагестанская Ермолова, она не побоялась выйти на сцену, хотя ее осуждали, угрожали, стреляли в нее. Она вписала в себя в историю республики как первая народная артистка СССР из Дагестана.

С удовольствием всегда рассказываю про махачкалинский пляж. На людей всегда производит впечатление, что это место многолюдно не только летом, а в любое время года. Для меня самой это когда­то стало открытием. Как­то в феврале я приехала в миграционную службу делать загранпаспорт. Приехала рано утром, чтобы занять очередь. Было ветренно и страшно холодно. А на пляже было полно людей. Они занимались, тренировались, просто общались. Помню по собственному детству, что раньше на пляже можно было встретить министра, который в плавках подтягивается на турнике, и депутата Госдумы, и генерала какого­нибудь. Это своего рода клуб. И до сих пор там своя тусовка собирается, и мужчины, и женщины. Мне очень нравится эта атмосфера. Показываю дом с атлантами, музей. Обязательно рассказываю историю бронзовой девочки скульптора Ягудаева. Кстати, когда я читала его воспоминания в «Был такой город», мне понравилась история про его бюст имама Шамиля, который стоит в американском Спокане. Я показываю фотографии и памятника в Спокане, и бронзовой девочки с цветами, которую спилили вандалы. Всем она очень нравится и все спрашивают, почему ее не восстанавливают. Показываю фотографии церквей, которые стояли прежде в центре Махачкалы. От них осталось только здание армянской церкви напротив ФСБ – это дом, где был кинотеатр «Марс».

 

Но теперь в этом здании ничто не напоминает храм.

  А что приезжим не нравится? Что раздражает?

– Не нравится то, что у туристов нет возможности самим путешествовать. Нет такого места, где можно централизованно получить информацию о гостиницах, маршрутах, расписании транспорта. В Махачкале они, конечно, спокойно найдут гостиницу и заселятся, но многие хотят увидеть именно горы. Им негде узнать, как можно добраться, допустим, до Кубачей, и где там можно остановиться. Самостоятельно путешествовать мало кто решится, а услуги гида­проводника дороги и не оставляют места для импровизаций. В последнее время появились люди, которые занимаются горным туризмом, я в фейсбуке несколько человек нашла. Они собирают группы, ездят. В том числе и местные ездят. Но в общем инфраструктуры нет. Хотя встречаются люди, которые говорят, что фишка Дагестана как раз в том, что здесь нет туризма. Все такое нетронутое, и некоторым людям это нравится. А в Грузии, например, чуть ли не каждый второй зарабатывает на том, что возит туристов, причем за очень небольшие деньги. Здесь с этим проблема.

Кстати, принято хвалиться дагестанским гостеприимством. Но иногда оно отпугивает. Люди не хотят, чтобы их чуть ли не насильно затаскивали в дома и кормили 24 часа в сутки. Им хочется самостоятельно погулять и ни от кого не зависить, самим распоряжаться своим временем.

  В любом туристическом месте есть фонтаны, куда нужно бросать монетки, или мосты, на которые принято вешать замки, и так далее. А в Махачкале есть что­то подобное?

– Нет. Наверно, пора их придумывать. Додумался же кто­то в Бремене, что у осла в памятнике Бременским Музыкантам надо подержаться за коленку. Они аж блестят. А в Вероне надо подержаться за грудь бронзовой Джульеты.

 Иностранные туристы бывают?

– Редко. Работала с одним, но не как гид, а как переводчик. И он был не турист. Он изучал экологический криминал, писал научное исследование по черной икре, беседовал тут с рыбаками. Приехал сюда страшно напряженный, боялся, что с ним обязательно что­то случится, специально бороду отпустил, купил спортивный костюм, чтоб под местных мимикрировать. Только через три дня постепенно оттаял, расслабился. У него приятное впечатление от Махачкалы осталось, он говорил, что у нас много парков, много зелени и очень красиво.

 На фоне чего люди фотографируются?

– В основном люди фотографируют здания, а не себя. Дом с атлантами, он здесь самый красивый. Памятник Ленину с протянутой рукой. В сувенирных магазинах много фотографируют – кинжалы, сабли, коньяки. И, конечно, обязательно воспетый Ильей Варламовым самострой, наши нереальные пристройки. Я объясняю, что, во­первых, дагестанцы вообще любят строить, у них это в крови, а во­вторых, у всех семьи большие. Дагестанская мечта – это сделать из двухкомнатной квартиры двухэтажный дом. Но мне немного обидно, я бы хотела, чтобы фотографировали улицу Буйнакского. Конечно, Махачкала с Питером или Москвой не сравнится, но это наш город и нам есть что показать.

скачать dle 10.5

Вернуться Комментариев: 0
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив