Аналитическая газета "Настоящее Время - Аналитика"
13-09-2015, 22:06

Оскорбление гимна

Категория: Общество / №5 от 9 сентября 2015

Автор:

 

В конце авгус­та Советский суд Махачка­лы провел слушания по иску к главе и правительству Дагестана по воп­росу законности принятого им распоряжения по смене гимна республики и прове­дения конкурса на но­вый гимн. Итог слушаний был очевиден – суд признал законность распоряжения Рамазана Абдулатипо­ва.

Напомним, что весной этого года глава Дагестана обратился к депутатам Народного Собрания с предложением принять новый вариант гимна республики. «Гимн напоминает мне жалобные письма из районов руководству. Гимн наш звучит как похоронка. Говорят, что в 60­е годы был гимн: музыка Мурада Кажлаева, стихи Расула Гамзатова. Дайте задание комитетам Народного собрания».

Как сообщает сайт ФЛНКА, пассаж Рамазана Абдулатипова вызвал бурю негодования общественных деятелей, коллег и близких автора действующего гимна Ширвани Чалаева, что в конечном итоге вылилось в судебный иск к главе республики. Истцами явились представители дагестанской интеллигенции, выступившие в поддержку автора действующего гимна Ширвани Чалаева и осудившие скандальные заявления главы республики.

В суде их интересы представляла одна из инициаторов искового заявления, известная дагестанская поэтесса, член Союза журналистов России и Союза российских писателей Миясат Муслимова. Она выступала на суде сама, без адвоката.

ФЛНКА попросила Миясат МУСЛИМОВУ (на фото) прокомментировать последние события, связанные с резким выпадом главы Дагестана в адрес гимна республики и судебным процессом. Предлагаем вашему вниманию фрагмент этой беседы.

l Миясат Шейховна, как вы оцениваете заявление Рамазана Абдулатипова, назвавшего гимн республики «похоронкой»?

– Это нарушение закона о гимне со стороны главы республики, который показал очень яркий пример неуважительного отношения к государственной символике. Он не имел права оскорбить определением «похоронка» гимн, принятый в результате долгого обсуждения, высказывания мнений авторитетными лицами и принятый единогласным голосованием народных избранников. Подобные заявления недопустимы из уст первого лица, которое должно очень тщательно взвешивать свои слова, поступки и решения. Решения главы республики не могут и не должны быть импульсивными и тем более не должен приниматься в расчет личный вкус высокопоставленного чиновника.

Отношение к государственным символам республики показывает отношение к мнению и выбору ее жителей, к культуре и истории народов, населяющих ее. С моей точки зрения,подобная позиция руководства республики ни в моральном, ни в правовом смысле никак не оправдана. Следует также понимать то, что в первую очередь именно он, как гарант Конституции республики, а не отдельные частные лица, должен защищать гимн республики.

Кроме того, уместно напомнить, что ни одно предыдущее руководство Дагестана, ни один человек не ставил вопрос о необходимости смены гимна, что красноречиво подчеркивает субъективность позиции Рамазана Абдулатипова. Не может первое лицо считать свое личное Я и свое мнение образцом и истиной в последней инстанции.

  Насколько ожидаемым для вас было решение Советского суда? И каковыми будут дальнейшие ваши действия?

– Мне интересна мотивировочная часть решения суда, мне обещали ее предоставить. Также мне неизвестно, чем руководствовался судья. Конечно, легко можно найти то, на что возможно лукаво сослаться, однако, в любом случае, вряд ли судья, каким бы достойным он ни был, был бы абсолютно свободен от понимания того, кто выступает ответчиком в этом иске.

В суде я представляю мнение и позицию большого количества людей, возмущенных заявлениями главы республики, пристально следящих за развитием процесса и поддерживающих нас.Часть из них подписала групповое заявление, которое лежит сейчас в Верховном суде.

Мы подадим иски в апелляционную и дальше, в кассационную инстанции. Однако, к сожалению, я не надеюсь на то, что в Дагестане суд может быть независимым и свободным. Поскольку доводы, которые прозвучали на суде со стороны начальника правового управления Администрации главы и правительства республики, были неубедительными.

Анвар Халилов говорит о том, что смена гимна не происходит, а всего лишь создана комиссия по смене гимна – это звучит более чем странно, потому что он признает, что запущен процесс смены гимна, и в то же время говорит, что этого факта нет.

Очевидно, что такая совершенно формальная абсурдная логика не должна определять выводы, решения и позицию людей, причастных к закону.

Кроме того, непонятно, чем они руководствуются. Если первое лицо не объяснило народу внятно, на каком основании этот гимн не устраивает – у нас политический режим не изменился, общественно­политическая ситуация не изменилась, гимн не проповедует национализм, – то я надеялась, что хотя бы в суде будут объявлены каковы основания. Однако ответ не прозвучал. То есть по существу причины не объяснены.

Я надеюсь, что, когда это дело выйдет за пределы Дагестана, Верховный суд РФ отнесется к нему со всем вниманием и примет правильное решение.

Особо подчеркну, что решение должно приниматься с пониманием степени резонансности этого дела, с понимаем масштаба прецедента, который может изучаться не только нашими юристами, но и юристами других государств.

Также мы выражаем надежду на то, что суд максимально объективно подойдет к этому процессу, с учетом понимания того, что Конституция – это самый главный и высший закон нашей страны. Потому что здесь мы должны защищать интересы государства, а защита гимна – это защита интересов государства и его народа.

 Миясат Шейховна, в чем же специфика распоряжения Абдулатипова?

– В данном случае я вижу расхождения позиции главы республики как должностного лица с той позицией, которую он высказал как частное лицо, которое в условиях нашего чинопочитания и авторитета первого лица окружением сразу было воспринято как руководство к действию.

Что это за нормативный акт, по которому, оказывается, можно так легко обрушить гимн? Неужели гимн, который принимался законами после длительных общественных обсуждений, можно так вот просто выкинуть и списать каким­то безграмотным распоряжением, написанным буквально на коленке, где смена гимна названа усовершенствованием? Это просто неграмотный документ, потому что усовершенствовать произведение может только сам автор.

 Разве Ширвани Чалаев участвует в «усовершенствовании» своего произведения?

– Нет. Ширвани Рамазановичу не было предложено это сделать. Были привлечены другие авторы для создания нового гимна. То есть само распоряжение противоречиво и по своему содержанию абсолютно бессмысленно.

Тогда нужно признать, что вы от этого гимна отказываетесь, но они официально это не объявляют, ссылаясь на то, что это «усовершенствование». Утверждается, что якобы в комиссию включен сам Ширвани Чалаев, но это было их формальное решение.

Ширвани Чалаев не согласился принимать участие в работе этой комиссии, с ним лично не беседовали, с ним не встречались, не говорили на эту тему, поэтому это просто формальное решение, не имеющее никакого отношения к тому, что заявлено.

В итоге мы имеем ситуацию, когда сам автор гимна не совершенствует его и не участвует в специально созданной для этого комиссии, но это то, что дает им формальный повод ссылаться на то, что, дескать, сам композитор с ними в одной команде.

  Миясат Шейховна, мы имеем действующий, официально принятый гимн... Однако на юбилее Дербента будет исполнен т. н. «народный» гимн...

– То, что в Дербенте на юбилейных мероприятиях будет исполняться «народный» гимн – это превышение полномочий со стороны главы республики. И это еще один пример глумления над гимном и неуважительного отношения к государственной символике, тем более учитывая, что речь идет о гимне, о музыкальной стороне которого мнения высказали высокие авторитеты в музыкальной культуре и мы сами, многонациональный народ Дагестана, прекрасно понимаем, что такое качественный гимн.

 

Прокомментировать скандальные заявления Рамазана Абдулатипова относительно гимна Дагестана мы попросили Магомеда АБДУЛХАБИРОВА (на фото), соучредителя Московского центра культуры «Дагестан», соучредителя Общественного движения «Дагестан без сирот», кандидата медицинских наук, доцента кафедры травматологии и ортопедии Российского университета дружбы народов.

– Это государственное преступление, потому что гимн был официально, на конкурсной основе принят депутатами и утвержден законом, – отметил Абдулхабиров. – Для того чтобы сменить гимн, необходимо изменение государственного строя или же наличие в гимне призывов к свержению власти, экстремизму и т. д. Ни того ни другого в этом гимне нет.

Это блестящее и очень содержательное произведение, в музыкальном отношении многие профессионалы музыкального искусства страны дали ему самые высокие оценки. В частности, гимну высокую оценку дал известный дагестанский композитор Магомед Гусейнов, произведения которого, как и композиция Мурада Кажлаева, также участвовали в конкурсе на гимн и вошли в тройку лучших.

Сам Ширвани Чалаев – это выдающийся композитор современности, чьи оперы идут во многих театрах Москвы и России, чего в истории Дагестана никогда не было.

Прихоть главы Дагестана, его восприятие гимна как «похоронки» – оскорбление Дагестана и для всех жителей республики. Если бы это высказал, тем более в виде официального документа, например, представитель Израиля, Америки или какой угодно другой страны, мы бы считали себя оскорбленными.скачать dle 10.5

Вернуться Комментариев: 0
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив