Аналитическая газета "Настоящее Время - Аналитика"
1-12-2015, 22:52

Дальнобойщикам дали отбой

Категория: Политика / №10 от 27ноября 2015

Автор: Гимбат АМИРАЛИЕВ

Депутаты не хотят связываться с Ротенбергами
 
 

 

 

Около двух недель водители фур встали на обочину, протестуя против введения платы за каждый километр, взимаемых за порчу дорожного полотна. Странно, что дороги ремонтирует и строит государство, а деньги собирает частная компания. Только в Дагестане зарегистрировано более 39 тысяч большегрузных автомобилей. Многие жители республики регистрируют свои автомобили в других регионах. На каждом грузовике работают по два дальнобойщика.

Нововведения бьют по карманам достаточно большой прослойки людей в Дагестане. Если считать их семьи, речь идет о сотнях тысяч людей. Власти не пошли на уступки, и многие индивидуальные предприниматели могут разориться. Помимо этого водители­дальнобойщики платят акциз за солярку, налог на транспорт, взятки за перегруз и т. д. В Дагестане целое село специализируется на работах по увеличению грузоподъемности прицепов путем добавления рессор. Плата за провоз грузов приведет к повышению цен на них. Грузы – это продукты первой необходимости, значит, поборы с дальнобойщиков урежут и доходы малоимущих слоев населения – потребителей хлеба, сахара, подсолнечного масла… О последних новостях, связанных с протестом дальнобойщиков, «НВ» рассказал председатель Дагестанской региональной правозащитной общественной организации Мухтар ИБРАГИМОВ.

 Кто­то из представителей власти встречался с дальнобойщиками. Были ли встречи, проводились ли телепередачи с участием водителей, в рамках проекта «Открытая власть». Республиканские власти как­то пытаются урегулировать эту ситуацию?

– Встречи проводились, но их цель была спустить все это втихую. Так и получается. С председателем Правительства Абдусамадом Гамидовым тоже встречались. Говорил, что помогут, то сделают, это сделают. Была встреча с депутатом в Москве. Там тоже обещали, но потихоньку пытаются замять недовольства водителей.

  Должностные лица выезжали на место сбора водителей, или встречи проходили в кабинетах, в узком кругу?

– К себе приглашали, узкий круг именно тех людей, которые готовы были договариваться. Можно сказать, встретились, переговорили с лояльными водителями.

  А депутаты выносят обсуждение этой проблемы в публичное пространство?

– Не было такого, чтоб кто­то выступил, что­то заявил. Если быть кратким, вопрос стоял так: вы здесь уступите нам сейчас, а мы вам потом в другом месте поможем.

  Конкретно, о каких депутатах идет речь?

– Курбанов Ризван Даниялович в Москве встречался с перевозчиками. Другие депутаты хранят молчание.

  Никто из одиннадцати депутатов Государственной Думы, представляющих Дагестан, не хочет с вами связываться?

– К сожалению, нет.

 Сейчас сколько человек, по вашим данным, бастуют, стоят на обочине?

– Из всех бастующих осталось где­то 25%. Остальные начали работать.

 Поход на Москву отменили?

– Под вопросом стоит. Если работать начали, какие походы могут быть. Между собой сейчас возникли большие разногласия, переговоры, разборки. Выясняют, кто их сдал, кто от лица всех выступал. Есть много недовольных.

  Работать будут по новым условиям, платить по всем счетам, за каждый километр?

– Да, будут платить, по маршрутам ездить, сидеть в личных онлайн­кабинетах, в Интернете. Все условия выполнять. Взамен обещают какие­то штрафы уменьшить
 На ваш взгляд, протест сойдет на нет, или стихийные акции продолжатся?

– Я вам не могу сказать, так будет или по­другому. Акция стихийно началась и также может завершиться.

 Напомните, что из нововведений не устраивает водителей? Насколько плата за километры разорительна для водителей?

– Плата за порчу дороги 3,73 рубля за каждый километр.

  А раньше сколько было?

– Раньше было ноль. Такого закона не было раньше. Если суммарно взять, к примеру, 2000 километров от Москвы до Махачкалы, около 8 тысяч рублей. Эта сверх всех остальных расходов. И не просто плата, а предоплата.

  И второе нововведение, которое не устраивает водителей, это навязывание маршрута?

– Да, ехать нужно по тому маршруту, который укажут водителю. Хотя в Конституции указано о свободе передвижения человека, товаров. Всю жизнь наши водители ездили в Москву через Калмыкию, Волгоград. Сейчас через Калмыкию никто не поедет, потому что это федеральная дорога. Теперь будут ехать через Чечню, Ингушетию, Ставропольский край, Ростовскую область… Это тяжелый маршрут, где загружены дороги, нет инфраструктуры, которая есть с этой стороны, стоянок, кафе. Например, по маршруту Калмыкия­Волгоград все налажено. Каждый водитель знает, заезжает в гости как к себе домой. А в этом направлении, там у наших людей ничего нет.

 Маршрут навязывают, чтоб они ездили именно по федеральным платным дорогам?

– Да, такой непонятный закон. Можно было сделать его по всем дорогам и не препятствовать маршрутам. Чтобы, по какой дороге ему удобно, по той и ездил. И здесь навязывание маршрута и отклонение от нее – штраф 450 тыс рублей. А если человеку нужно заехать в транзитный город для ремонта холодильного оборудования, ведь многие возят скоропортящийся товар, или купить запчасти? Компьютер фиксирует, и начисляется штраф. И эти бортовые компьютеры каждому водителю нужно купить, установить, зарегистрировать, открыть личный кабинет. Недавно все транспортные средства обязали оборудовать томографами, они тоже стоят 40­50 тысяч. Они нужны для измерения скорости, соблюдения режима труда и отдыха, через спутниковую систему. Но стоянок для отдыха нет.

Хороших охраняемых стоянок через каждые 250 километров нет. Они редко встречаются, через 800­100 километров. Режим труда и отдыха невозможно соблюсти. Каждая фура платит в среднем 20 тыс рублей транспортного налога в год. Еще акциз на топливо, за каждый литр солярки дальнобойщик платит 7 рублей. Когда вводили акциз, были разговоры, что транспортный налог отменят. Не отменили.

  Руководство республики не может лоббировать интересы водителей?

– Нет, наоборот, идет лоббирование интересов тех должностных лиц и крупных предпринимателей, которые инициировали введение этого сбора. Наш республиканский автодор чуть ли не с угрозами с водителями разговаривал, что они этот закон примут и никуда не денутся.

  В других регионах тоже протест спускают на тормоза?

– Везде протест идет на спад.

  В Дагестане действительно наибольшее количество дальнобойщиков?

– По моим данным, если весь автотранспорт посчитать, свыше 12 тонн грузоподъемности, получается 39 тысяч единиц.

  Они занимаются вывозом сельхозпродукции и транзитом?

– Около 2500 фур занимаются международными перевозками. Остальные–внутри страны. Большинстводагестанских водителей зарегистрировали и ездят с номерами других регионов. 05­й регион это как красная тряпка, на которую все бросаются. Поэтому дальнобойщики стараются регистрироваться в Подмосковье, Ставропольском или Краснодарском краях. Из трех миллионов, если посчитать, в Дагестане, по сравнению с другими регионами, много людей за рулем. Работают в Краснодарском крае, в других регионах, где убирается свекла, зерна самосвалами и другими транспортными средствами. Когда строили сочинские объекты, наши ездили колоннами, работали, нанимались, перевозили грунт, песок, гравий…

скачать dle 10.5

Вернуться Комментариев: 0
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив