Аналитическая газета "Настоящее Время - Аналитика"
1-12-2015, 22:42

Мечеть на Котрова: провокация или перезагрузка?

Категория: Политика / №10 от 27ноября 2015

Автор: Гасан ВЕРДИХАНОВ

 

 

«С сегодняшнего дня в этой мечети будет порядок, который установит муфтият Дагестана». Этими словами, произнесенными после событий 20 ноября в мечети на Котрова, заместитель муфтия Дагестана Ахмад Кахаев дал понять: в соотношении религиозных сил республики и в формате их взаимоотношений с государственными властями произойдут важные перемены. Если быть еще точнее – власти Дагестана переносят политику контроля жесткой централизации и на дагестанский ислам. Вслед за этим в мусульманской общине региона начнется процесс передела силовых полей. К чему это приведет потом, остается только гадать. Однозначно, что переход к новому порядку безболезненным не будет.
 
 
 

Коллективный орган

Сразу стоит определить, в какой форме происходила смена имама в мечети «Ан­Надирийя». Учитывая все обстоятельства, события 20 ноября – это насильственная смена собственника, рейдерский захват. Приход на улице Котрова – это независимая от ДУМД самоуправляющаяся организация, утверждающая свое руководство на собрании прихожан. Это юридически. А фактически приходом руководит актив – группа наиболее инициативных прихожан с наиболее крепким «иманом». Если судить по сообщениям СМИ от 20 ноября, пока силовики показывали новому имаму его мечеть, актив – коллективный и фактический руководитель прихода – был изолирован от мечети, поскольку давал показания в полиции. После такого салафитам с Котрова осталось только смириться с двумя важными фактами. Первый: их мечетью будет руководить имам от ДУМД. Второй: поскольку муфтияту с помощью силовиков удалось перехватить инициативу, бытовавший ранее порядок управления уйдет в архив.

Традиционно актив решал все вопросы по жизни мечети: от того, как нужно настоящему мусульманину относиться к Башару Асаду, до суммы закята с каждого прихожанина. Имам мечети Гасан­хаджи Гасаналиев был номинальной фигурой, которая утверждала своим словом то, что заранее за него активисты успевали продумать, проработать и внушить прихожанам.

Имам мечети на Котрова

Стоит заметить, что руководящий и направляющий коллективный орган держал Гасана хаджи в изоляции. Пожилой имам фактически не покидал своего кабинета на одном из верхних этажей мечети. А доступ в этот кабинет был возможен только с разрешения представителя актива, который лично вел каждого посетителя к имаму. Посторонних, особенно журналистов федеральных СМИ, к Гасаналиеву предпочитали не пускать, отговариваясь тем, что «наш хаджи человек старый и больной, его беспокоить нельзя». Эти слова не вольная импровизация, а пересказ подлинной фразы активиста, услышанной автором материала лично, несколько лет назад. В беседе с тогда еще не примкнувшим к ИГИЛ Надиром Медетовым, которая произошла как раз тогда, когда автор собирался поговорить с имамом мечети.

Попросить пожилого номинального имама уступить место нужному человеку не составило бы особого труда. Гасан­хаджи давно хотел уйти на покой. Но без согласия актива он это сделать не мог, а актив такого согласия бы не дал. Пожилой и малоактивный имам был салафитскому руководству как раз выгоден. Чтобы избежать противодействия актива, актив нужно было нейтрализовать. Поводом послужила прошедшая 20 ноября операция МВД по идентификации личностей посетителей мечети – часть повседневности «котровских» на протяжении многих лет. Небольшой эффект внезапности – и имам Гасан Гасаналиев добровольно сложил полномочия в пользу нового имама Давуда Тумалаева, после чего произнес дуа за мир и стабильность в Дагестане.

Между моралью
и правом

По закону вся эта операция с мечетью была чистой воды рейдерским захватом, поскольку со стороны властей было вторжение в частные имущественные права. В целом – вышло обычное для Дагестана явление: в ведение ДУМД отошел очередной ранее независимый приход. Отошел формально добровольно, поскольку предыдущий имам, избранный джамаатом общины, добровольно сложил полномочия и передал их своему преемнику. В свете бытующих порядков, в том, что очередной приход «уходит» под ДУМД, нет ничего экстраординарного: не они первые и не они последние.

Операция по захвату прошла спокойно и бескровно: прихожане, максимум, что могут предъявить полиции, так это внезапное задержание и нарушение прав верующих. Именно что предъявить. Прав прихожан формально никто не нарушал, поскольку задержание проходило после окончания богослужения, а не до него и не во время него.

Очень шаткой выглядит претензия салафитов к силовикам и насчет незаконности задержаний. Во­первых, операция официально именовалась не задержаниями, а мерами по идентификации личностей. Во­вторых, формально на это у полиции были права. Некоторые прихожане с Котрова проходят в сводках МВД и ФСБ как причастные к совершению преступлений террористической направленности, а сама мечеть в связи с этим находится под постоянным наблюдением силовиков. Многим это не нравится, но dura lex sed lex. Абу Умар Саситлинский и Надир Медетов – самые известные прихожане – находятся сейчас в ИГИЛ, а членство в организации, признанной на территории РФ террористической – это состав преступления по статье 205.5.

Мало того, оба проповедника призывают дагестанцев последовать их примеру, а это уже составы по целому ряду других статей УК РФ. У силовых структур нет гарантии, что в стенах дома молитвы не скрывается какой­нибудь законспирировавшийся боевик ИГИЛ. Также силовики знают, что в конце июня 2015 года террористы из ИГИЛ объявили Дагестан частью своего «вилайета Кавказ». Если исходить из формальной стороны, то, в силу перечисленных обстоятельств, полиция имеет право проверять документы у «котровских» прихожан в любое время суток. Опять же, dura lex sed lex.

Тонкости межнационального согласия

Власти Дагестана (а за операцией по захвату мечети стояли именно они) соблюли и другую норму, которая в законах не прописана, но ее в республике учитывают. Имеется в виду национальная квота. Новый имам мечети на Котрова, проректор Дагестанского гуманитарного института по связям с общественности Давуд Тумалаев – лакец по национальности. Тот, кто стоял за операцией по захвату салафитского прихода, учитывал такую особенность: приход на Котрова – оппонент чисто аварского по составу и характеру руководства ДУМ Дагестана, и потому имеет ярко выраженную интернациональную и даже безнациональную окраску.

Выбор лакца Тумалаева можно трактовать как попытку со стороны ДУМД соблюсти уважение норм и обычаев прихода на Котрова: дескать, не нравятся вам имамы­аварцы, так тому и быть. Имам­лакец от ДУМД также является демонстрацией (пусть и показного) уважения к памяти «хозяев дома» – ныне покойных Надиршаха и Магомеда Хачилаевых.

Объясняя свой выбор, представители ДУМ характеризуют Тумалаева как «человека с высшим образованием», ответственного, богобоязненного и порядочного, который «имеет богатый опыт работы с обществом, особенно с молодежью».

Схемы предполагаемых проектов

Деятельность нового имама «Ан­Надирийя» до ноября 2015 года проходила в образовательной среде. Давуд Тумалаев известен не только как преподаватель теологических дисциплин, но и как автор многочисленных статей на тему отношения нынешней дагестанской молодежи к религии. Тумалаев много раз выступал с лекциями на больную тему ухода дагестанской молодежи в «лес». Отличился Тумалаев и на ниве мусульманской дипломатии: в июне 2015 года он был в составе дагестанской делегации, посетившей торжества «Изге Булгар», проходившие в Татарстане. Последний факт интересен в свете возможного развития событий с мечетью на Котрова. Дагестанские духовные власти все сильнее ориентируются на политику ДУМ Татарстана по сохранению межконфессионального и межрелигиозного диалога. Поэтому не исключено, что будущий обновленный приход на Котрова будет пилотной площадкой по апробированию какого­нибудь типа «татарского» проекта по примирению салафитов и суфиев в Дагестане.

Немаловажно и то, что при взаимодействии с ДУМ Татарстана (а также с ДУМ Республики Крым) муфтият Ахмада Абдуллаева достаточно давно интегрируется в орбиту, которую создает в России Всемирный совет мусульманских ученых (ВСМУ), которым руководят «Братья­мусульмане» (иначе «Ихван аль муслимин» или ихваны).

Тема примирения и мирной интеграции представителей всех мазхабов и толков ислама, от суфиев до адептов «Хизб ут Тахрир», – стержневая линия концепции, которую ихваны проводят в России на протяжении многих лет. Кроме концепций, ихваны привлекают к себе мусульманских деятелей России еще одним способом – большими финансовыми средствами, которые они готовы вкладывать в развитие ислама в регионах нашей страны. Не исключено, что Давуда Тумалаева на посту имама мечети могут использовать в этом направлении по разным «путям»: начиная от реальной работы с паствой по какой­нибудь предложенной ихванами концепции, до непосредственных финансовых контрактов. Неважно, что Давуд ­хаджи не был ранее замечен в проектах подобного рода. Зато в них замечены ДУМД и некоторые советники главы Дагестана Рамазана Абдулатипова.

Мусульмане и власть

По большому счету нельзя не признать, что Давуд­хаджи Тумалаев – имам, который имеет опыт работы с молодежью, обладает талантом проповедника и притом хороший организатор. Такой имам ни за что не пойдет на поводу у внезапно появившегося актива, который предложит имаму сидеть тихо в кабинете, пока актив реально правит делами прихода. Можно сказать точно, что этот факт был одной из главных причин, почему ДУМД поставило имамом на Котрова именно Тумалаева. Ни для кого не секрет, что ДУМД – организация с ярко выраженной аварской спецификой – при Абдулатипове стала одной из главных опор действующей дагестанской власти. Основной курс дагестанской власти с 2013 года – планомерная и жесткая нейтрализация всех оппозиционных центров силы, начиная от Дербента, кончая маленьким кутаном где­нибудь под Тарумовкой. Мечеть на Котрова – это давно действующий центр притяжения оппозиционно настроенных жителей республики и действующий центр силы с яркой оппозиционной направленностью. Лицо каждой мечети – ее имам. Сменив руководство у «котровских», власти Дагестана явно рассчитывают превратить эффективное ядро оппозиции в насквозь лояльный властям и столь же эффективный центр силы.

Как говорят дагестанские наблюдатели, опыт с мечетью на Котрова может быть перенесен и на другие независимые приходы Дагестана. Прогнозируют, что следующей станет дербентская салафитская мечеть в районе аэропорта. В городе, который считается давно считается альтернативным центром Дагестана и столицей Юждага, нет ни одной мечети, которая была бы опорой ДУМД (а, следовательно, официальной Махачкалы). Проводить «котровские» эксперименты с официальными мечетями города власти не станут: это может спровоцировать конфликт. Удобнее всего вариант с теми мечетями, которые у местного истэблишмента имеют статус околомаргинальных. При всем богатстве выбора, другой альтернативы, чем салафитский приход на окраине Дербента, властям в Дербенте не найти.

Итак, действия властей с мечетью имени братьев Хачилаевых (мечеть на Котрова названа в честь Надиршаха Хачилаева, «Ан­Надирийя») призваны видоизменить силовые поля в республике, в пользу еще большего доминирования «единого блока коммунистов и беспартийных», то есть тандема главы и правительства республики и Духовного управления мусульман.

Готовность номер один

Наблюдательные жители республики резонно полагают, что не всем такой порядок будет по нутру. Так оно и есть. Салафиты Дагестана давно недовольны существующими порядками, а действия властей с мечетью на Котрова накалили градус недовольства практически до критического предела.

Возникает вопрос: что власти будут делать, когда салафитское недовольство выйдет за рамки и попадет, не дай Аллах, на улицы? Точно ответить на это сложно. Но вполне вероятно, что власти республики к такому варианту подготовились. Салафитам будет предложено или смириться со сложившимися порядками, или покинуть мечеть на Котрова, перебравшись для молитвенных собраний в другие места. То, что «чистые мусульмане», под влиянием изобильно имеющихся в Дагестане горячих голов, вдруг объявят военный джихад, власти тоже не беспокоит. Поскольку ИГИЛ объявило Северный Кавказ своей провинцией, у Абдулатипова есть карт­бланш от федерального Центра на ряд действий исключительного характера. С юридическо­моральной точки зрения чаша правоты на весах Фемиды будет перевешена в пользу официальных властей.

Формально салафитско­суфийский диалог в Дагестане действует, антисалафитское законодательство периода 1999 – начала нулевых годов фактически заморожено, и «чистым мусульманам» предоставлено право свободного исповедания своей трактовки ислама. Если в таком режиме благоприятствования салафит выступает против властей, то он уже превращается в террориста­ваххабита. С такими в Дагестане общаются только на языке УК РФ или пули калибра 7, 62.

Не пугает власти и тот вариант, при котором оскорбленные ими салафиты последуют примеру Надира Медетова – то есть, примкнут к ИГИЛ. Ряд достаточно известных экспертов давно высказали, что миграция салафитов из СКФО к террористам Багдади России выгодна, поскольку регионы Северного Кавказа избавляются от потенциального подрывного элемента. Можно смело сказать, что Махачкала разделяет эту точку зрения. Можно зайти дальше: предположить, что власти Дагестана вольно или невольно хотят этой миграции в ИГ. В потоке салафитов, покидающих Дагестан ради иллюзорного «бараката» ИГИЛ, из республики убывают наиболее яркие пассионарные оппозиционеры, которые, однажды сделав свой выбор, его не изменят.

Предложить этим людям какую­то альтернативу власти Дагестана не имеют возможности. Опять же, в случае увеличения миграции дагестанцев в ИГИЛ власти республики останутся формально чисты. Как и в случае самоубийства, уход человека к террористам – сугубо личный выбор. После того, как выбор сделан, человек становится мишенью для силовиков. Опять же, все это – последствия его личного выбора.

Можно сказать еще и другое: после фактического рейдерского захвата мечети на Котрова в Дагестане и в других регионах России будет происходить очень интенсивное протестное бурление, которое, скорее всего, вызовет ответные действия официальных властей, не исключено, что очень жесткие. К какому логическому концу это все придет, прогнозировать сложно.

скачать dle 10.5

Вернуться Комментариев: 0
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив