Аналитическая газета "Настоящее Время - Аналитика"
12-10-2015, 11:35

Оседлать хребет

Категория: Политика / №7 от 09 октября 2015

Автор: Амиль САРКАРОВ

В конце сентября депутат Народного Собрания РД Фикрет Раджабов вновь выступил с крайне нелепым предложением о проведении кольцевой дороги, которая должна соединить высокогорные районы юга республики. Пять лет назад он уже предлагал подобный проект, по которому должны были связать с. Джиных МО «Рутульский район» и с. Арчиб МО «Чародинский район». Анализу этого предложения была посвящена статья «Когда пастух захочет…» (размещена в конце данного материала).

Зачем спорить –
надо считать!

На этот раз народный избранник решил соединить Рутульский и Тляратинский районы. Однако, как и в первом случае, несуразность и откровенный популизм его идеи могут вызвать только недоумение как у специалистов, так и у простых обывателей. Тем не менее информация об этом была опубликована на сайте СКФО.РУ, откуда ее перепечатали другие, преимущественно дагестанские ресурсы.

В публикации суть предложения преподносится следующим образом: «Кольцевая автодорога длиной около 500 километров может появиться в Дагестане, в случае реализации идеи она соединит полтора десятка районов и городов, включая Махачкалу и высокогорные села». Однако Махачкала на самом деле не нуждается в подобных проектах, другое дело – лишенные качественного дорожного сообщения отдельные высокогорные села. Но для решения этого вопроса до них следует довести дороги из райцентров, и эта задача должна быть первостепенной. А уже затем следует заняться «кольцеванием» и в наиболее подходящих для этого участках.

А что конкретно нужно сделать для воплощения идеи Раджабова? Оказывается, «по словам депутата, для того, чтобы замкнуть кольцо, не хватает 27­километрового участка между высокогорными Тляратинским и Рутульским районами». Откуда взята эта цифра – не указано. Но дело в том, что в Рутульском районе на автомобиле можно доехать только до села Мухах, а расстояние между ним и Камилухом, расположенным в Тляратинском районе, уже на десять километров больше заявленного, если считать по прямой линии. А сама дорога окажется еще длинней.

Но и это лишь в том случае, если ее можно будет провести. А как это сделать, если вооружились идеей преодолеть один из самых труднодоступных и совершенно неподходящих для данной цели участков в Дагестане? Здесь даже нет пеших троп, связывающих эти районы. Зато водораздельный хребет, разделяющий их, превышает по высоте 3,6 км. Перевалы через него никак нельзя назвать удобными, они изобилуют осыпями и очень крутые. Наиболее подходящий – перевал Аиксим находится на высоте 3336 м.

Из одного тупика
в другой

Но главный вопрос: возможно ли в таких условиях вообще построить дорогу, и будет ли она отвечать минимальным требованиям безопасности? Но даже если и это достижимо, то какие расходы проект может потребовать? Можно даже не сомневаться в том, что это будет астрономическая сумма.

Но, может, есть какая­то особая причина для этого? Видимо, под ней понимается следующее: «Рутульский район – тупиковый для автотрассы, идущей из Махачкалы через Дербент и несколько районов географически обособленного Южного Дагестана, Тляратинский район – тупиковый для одной из главных «дорог в горы», проходящей через почти десяток районов и городов». И все! Зато кусурцы и камилухцы смогут (смогут ли?!) на автомашинах друг другу в гости ездить.

То есть никакого обоснования не приводится, об экономических расчетах даже речи нет. Хотя есть один важный повод для осуществления этой сумасбродной затеи за госсчет. «Чтобы попасть из Тляраты, например, в Дербент, нужно сделать крюк в несколько сотен километров через предгорья и равнину, по новой же дороге путь сократился бы в несколько раз».

Но это объяснение настолько же поверхностное, как и то, которое было дано для дороги, связывающей Рутульский и Чародинский районы. Посудите сами.

Для того чтобы добраться из Тляраты в Дербент по имеющимся дорогам, нужно проехать примерно 250 км. А, например, путь из селения Корш в Дербент (взято для наглядности, так как он отражен в Яндекс.Карты) составляет 190 км. И еще необходимо как минимум 80 км пока не построенной (по большей части) дороги между Коршем и Тляратой.
 

Получается не меньше 270 км! То есть путь не сокращается в несколько раз, а, наоборот, увеличивается! Вот какие мыльные пузыри в исполнении законодателя выдаются за прорывные идеи.

Зато это предложение поддержал глава Дагестана Рамазан Абдулатипов, возможно, руководствуясь принципом: что ни делается для Тляратинского района – все хорошо. И даже, по сообщению пресс­службы дагестанского парламента, «поручил правительству и парламенту региона заняться этим вопросом».

Почему дагестанские власти сразу не разглядели абсурдность озвученных предложений, сложно понять. Ведь достаточно просто взглянуть на карту и определить расстояние хотя бы на глаз. Если даже Рамазан Абдулатипов не увидел подвоха, то чем занят его аппарат? И если в таких элементарных вещах власти оконфузились, то можно ли от них ожидать профессионализма в решении более сложных для восприятия задач?

 

***

Когда пастух захочет…

Дагестанский депутат предложил «восстановить справедливость», соединив воедино две известные российские беды

В конце января 2010 года РИА «Дагестан» опубликовало развернутое сообщение, посвященное выступлению депутата Народного Собрания Дагестана Фикрета Раджабова по законопроекту «Об утверждении республиканской целевой программы «Развитие территориальных автомобильных дорог общего пользования Республики Дагестан на период 2010­2015 годов и до 2020 года». На 30­й сессии парламента народный избранник предложил построить дорогу, соединяющую с. Джиных МО «Рутульский район» и с. Арчиб МО «Чародинский район». Непонятно, чем руководствовался корреспондент, подготовивший этот материал, в котором полно откровенных нелепостей. То ли речь самого депутата была столь абсурдна, то ли она не была объективно отражена.

Начнем с того, что сама идея проведения такой дороги весьма эпатажна. Безусловно, межрайонные связи, в том числе в горной зоне, надо развивать, и прокладка новых коммуникаций этому, разумеется, будет способствовать. Однако существуют более насущные проблемы. Взять хотя бы проведение дорог к тем удаленным населенным пунктам, с которыми до сих нет удовлетворительного транспортного сообщения. К тому же отсутствуют и сколь­нибудь значимые экономические потребности в реализации очень дорогостоящего проекта на данном этапе.

Сложный рельеф, резкие перепады высот между отдельными участками, перевал, расположенный на высоте свыше 3300 метров над уровнем моря (по мнению депутата, он вполне преодолим), и отсутствие ровных широких участков на большом протяжении превращают эту затею в весьма трудоемкое и долгосрочное мероприятие. В условиях дотационности республики такие идеи являются и вовсе утопичными.

Тем не менее были представлены «аргументы» в поддержку этого проекта. Депутат постарался обосновать свою позицию тем, что дорога «кольцует сеть дорог общего пользования горного и центрального Дагестана, а также устраняет тупиковый, по его мнению, характер районирования Республики Дагестан. Но такие же «кольцевые дороги» можно создать и проведя трассы из того же Чародинского района в Тляратинский (оба преимущественно населены аварцами). Еще более актуально это в Цунтинском и Цумадинском районах.

В Южном Дагестане такие дороги тоже были бы весьма кстати. Например, можно было бы восстановить сообщение между селениями Курах и Ахты, а также улучшить дорожное сообщение между Агульским и Курахским районами и соединить их с планируемой рутульской трассой, проходящей через Самурский хребет.

А перл «тупиковый характер районирования» и вовсе заставляет усомниться в адекватности подходов слуги народа. Наверно, не мешало бы его спросить, как же следовало «нарезать» районы Дагестана, чтобы Горный Магал (территория, населенная цахурами в Рутульском районе) не оказался бы в «транспортном тупике».

Последующие «аргументы» Фикрета Раджабова окончательно развеяли иллюзии о его компетенции в дорожно­транспортных вопросах. Утверждая, что путь из Махачкалы к цахурским селениям через гипотетическую новую дорогу сократится на треть (что соответствует действительности), он в то же время заявляет, что время в пути уменьшится с 11­ти и более часов до… четырех! То есть в три раза!

Не знаю, какие оценки были у него в школе по математике, но уж точно все расчеты надо было привести в порядок, прежде чем их озвучивать, дабы не стать объектом насмешек. Хотя возможно, что озабоченный транспортной проблемой депутат не сомневается, что его соплеменники на радостях будут разъезжать по опасным горным дорогам как заправские гонщики.

Но, видимо, данный проект является частью более крупного замысла: «Дорога обеспечит выход районам горного и центрального Дагестана, населенными преимущественно крупными и активными в плане бизнеса народами Дагестана (аварцами, даргинцами и лакцами), на Диндидагский перевал, а через него и на обширные рынки Алазанской долины (города Закаталы, Белаканы, Кахи и Лагодехи), где издревле живут дагестанцы (аварцы, цахурцы, рутульцы и лакцы). Таким образом, открывается возможность культурного и торгового обмена между разделенными народами».

Ах, вот оно что! Но для этого потребуется провести дорогу и в противоположном направлении – через Диндидагский перевал, а не только в сторону с. Арчиб. За «дорожной картой» депутата заметно небрежное отношение к Южному Дагестану и в целом лезгинским народам, к которым относятся и цахуры. Видимо, они недостойны упоминания, а их проблемы и потребности депутату совсем не интересны.

Непонятно, почему нет в списке лезгин, которые вместе с цахурами наиболее сильно пострадали от разделения госграницами. Кстати, немалая часть лезгин проживает в Шеки­Закатальском экономическом районе Азербайджане (включающем Алазанскую долину) по соседству с другими дагестаноязычными народами, – их положение сходно с остальными дагестанскими народами. А вот упомянутых лакцев там проживает совсем мало и нет ни одного лакского села на этой территории, как и во всей Азербайджанской Республике.

Такая непоследовательность и противоречивость суждений заставляет задуматься: а не представители ли тех «активных в плане бизнеса народов» пытаются через депутата цахура продвигать свои проекты? Иначе сложно понять, почему он так старается ради них, а не, скажем, ради своего народа. Более того, он предлагает перекинуть часть финансовых средств, закрепленных за проектами дорог «Джиных­Оттал­Мухах» и до с. Курдул, позволяющих наладить нормальное дорожное сообщение с несколькими цахурскими селениями, на предлагаемые им проекты. Чем­то же надо жертвовать ради претворения в жизнь нашептанной кем­то цели. Как гласит лезгинская пословица, «если пастух захочет, то и козла подоит!»

Но на этом рассуждения депутата не закончились. Он решил привести дополнительные аргументы. Оказывается, главным в этом проекте является… восстановление исторической справедливости! Да­да! По его словам «в села Арчиб и Камилух (ныне Чародинского и Тляратинского районов) вынуждено были переселены жители «Горного Магала» цахурцы и аварцы после сожжения сел непокорных горцев карательным отрядом генерала Ермолова в 1852 году. Само называние «Цахур» происходит от слов «Ца» – огонь и «хур» – село, соответственно цахурцы – это выходцы из сожженных сел».

Разберем этот опус по порядку. Во­первых, непонятно, как строительством дороги можно восстановить историческую справедливость. И в чем была несправедливость? В том, что были сожжены села или в том, что нет дороги? Во­вторых, наш горе­историк все напутал. Разрушением сел и переселением его жителей занимался не Ермолов, а Врангель. А переселены они были не на север, а на юг в Закатальский округ. Более того, выселились они не окончательно, и спустя девять лет смогли вернуться на пепелища родных селений.

В­третьих, как можно связывать название села с печальным событием середины 19 века. Как сильно надо увлечься своей идеей, чтобы все переврать, и таким образом сочинить «аргументы» для нее? Зачем понадобилось вычеркнуть многовековую историю знаменитого селения, о дате возникновения которого еще идут споры? Да хотя бы, как можно не знать об известном сообщении средневекового арабского географа Закария Казвини о Захуре (т.е. Цахуре), который он называет главным городом страны Лакз?

В конце своего предложения Фикрет Раджабов затронул вопрос о функционировании пограничного пункта, расположенного за с. Лучек. Действительно, получение спецпропуска в селении Ахты, расположенном на большом удалении от самого пограничного пункта, крайне нерационально и сильно усложняет контакты с цахурскими селениями жителей остальной части Рутульского района. Эту проблему надо решать. Но расстояние от пограничного пункта до Ахты все же не 120 км, как он сказал, а в два раза меньше. Неужели даже этого народный избранник не знает?!

В целом можно понять его раздражение, но предложение о том, чтобы режимную пограничную зону распространить, начиная с Магарамкента или Ахты, отличается безразличным отношением к соседям: «ведь, если на то пошло, там госграница расположена ближе, чем в Цахурской долине». И в этом высказывании есть, мягко говоря, неправда: Ахты расположено от госграницы дальше, чем любое из цахурских селений Рутульского района. Но с учетом всех предыдущих суждений депутата, насыщенных ошибками, несуразностью и откровенной ложью, оно не выглядит удивительным. Обида его заставляет действовать по принципу: «пусть и у других возникнут ненужные сложности». И это очень печально. Особенно самим цахурцам и ближайшим их соседям.

 

 
 
скачать dle 10.5

Вернуться Комментариев: 0
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив