Аналитическая газета "Настоящее Время - Аналитика"
12-10-2015, 11:08

Акулы пера и жертвы пули Президента России попросили создать федеральную группу по расследованию убийств дагестанских журналистов

Категория: Политика / №7 от 09 октября 2015

Автор: Мурад АБДУЛЛАЕВ

Инициатором этой идеи стал известный журналист, Член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Максим Шевченко, в очередной раз выразив свое возмущение тем, что уголовные дела, связанные с убийствами журналистов в Дагестане остаются «висяками». «Вы давали поручение взяться более серьезно за эти расследования, но за год ничего так и не изменилось: сначала вроде что­то завертелось, но через пару месяцев все это дело затухло», – цитирует слова Шевченко «Коммерсант».

Мало у кого есть сомнения в том, что все убитые за последние годы дагестанские журналисты стали жертвами криминальных кланов, которые стоят за практически каждым дагестанским политическим тяжеловесом. Перейти такому дорогу – значит подписать себе смертный приговор. Причем убивают неугодного журналиста не сразу, а чуть попозже, когда тон его выступлений чуть снизится на фоне безысходности и окончательного убеждения, что мнение журналиста как втаптывалось, так и будет втаптываться в грязь. О поддержке независимой прессы и говорить не приходится: за журналистское слово готовы наказывать чуть ли не через каждый выпуск газеты.

 

Глава говорит одно, факты – другое

В конце января глава Дагестана Рамазан Абдулатипов позволил себе неосторожную фразу о том, что практически все убийства дагестанских журналистов раскрыты: «Постоянно пишут, что ни одно убийство журналистов до сих пор не раскрыто. Из 12 преступлений 11 полностью раскрыты». Очевидно, что Абдулатипов под цифрой 12 подразумевал самые резонансные убийства журналистов, начиная с момента покушения на Загира Арухова. Но о каких 11 раскрытых преступлениях говорил глава республики?

Рассмотрим хронологию убийств в рамках магической цифры 12 от Рамазана Абдулатипова. Итак, 2005 год – в Махачкале убит Загир Арухов, министр по национальной политике, информации и внешним связям Дагестана. В тот же год, в июле, в Махачкале был застрелен руководитель Центра стратегических инициатив и политических технологий, журналист Магомед­-Загид Варисов.

Убийство первого так и не было раскрыто, хотя в республиканских СМИ активно муссировалась информация о якобы имеющейся у следователей оперативной информации об убийцах и исполнителе. Но только где они? Убийство Варисова также не было раскрыто, хотя ответственность за это было возложено на экстремистское «лесное» подполье. И концы в воду.

В 2008 году республику потрясли убийства гендиректора «ГТРК Дагестан» Гаджи Абашилова и главного редактора телекомпании «Махачкала ТВ» Тельмана Алишаева. По делу об убийстве Абашилова на слуху были фамилии подозреваемых в совершении данного преступления – это Эльчин Гасанов и Руслан Гитиномагомедов. Помимо якобы имевших место фальсификаций многих документов по этому делу, в суде его попросту запороли, причем так провально, что даже само следствие открестилось от этого дела, а преследование Гасанова и Гитиномагомедова было приостановлено за отсутствием в их действиях состава преступления. По сей день убийство не раскрыто.

В расследовании убийства Тельмана Алишаева опять­таки «козлами отпущения» стали «лесные», а именно Вадим Будтаев, который был ликвидирован в ноябре 2008 года. Следствие признало именно его виновным в убийстве Алишаева. Конкретно с этим делом никто разбираться не стал. Нет человека – нет проблемы.

В 2009 году печальный список убитых журналистов пополнился фамилией Малика Ахмедилова, главного редактора газеты «Согратль», параллельно работавшего ответственным секретарем газеты «Хакикат». Неразбериха с расследованием этого дела тоже продолжается. Причем по сей день. В ходе длительного следствия по делу об убийстве дагестанского журналиста перед судом предстали двое – Мурад Шуайбов и Иса Абдурахманов. Согласно вердикту суда, оглашенному в марте 2015 года, непосредственный исполнитель убийства Мурад Шуайбов получил 10 с половиной лет лишения свободы, а его сообщник Иса Абдурахманов, который подвозил Шуайбова, – 8 лет. Однако ни один из них свою вину не признал, хотя адвокат пострадавшей стороны Биякай Магомедов считает, что вина подсудимых полностью доказана.

«Но в ходе судебных заседаний один из обвиняемых так и не смог ответить на вопрос, почему он вместе со своим защитником, когда дело уже было передано в прокуратуру, подал ходатайство с просьбой переквалифицировать статью со 105­й (убийство) на 109­ю (неосторожное убийство). Получается, что он не признает себя виновным в убийстве, но при этом поясняет, что убийство было непреднамеренным», – цитирует Магомедова «Кавполит».

В списке значатся

В течение 2010 и 2011 годов Дагестан потерял шесть известных медиа­персон. В списке убитых: Шамиль Алиев (директор медиахолдинга «Прибой»), Саид Ибрагимов (директор телеканала «ТБС Сергокала»), Магомедвагиф Султанмагомедов (руководитель телекомпании «Махачкала­ТВ»), Яхья Магомедов (редактор аварской версии исламской газеты «Ас­Салам»), Гарун Курбанов (начальник Управления информационной политики и пресс­службы Президента и Правительства РД), Хаджимурад Камалов (учредитель газеты «Черновик»).

Убийства Шамиля Алиева и Саида Ибрагимова снова повесили на «лесных» в связи, как поясняли правоохранительные органы, с «непримиримым отношением убитых к экстремистам». Фигурировали в этих делах даже конкретные имена, например, Магомедали Вагабов, однако следствие ни к каким выводам так и не пришло. Убийство Яхьи Магомедова правоохранители пытались связать с бытовым инцидентом, мало того, выдвигались предположения, что целью преступников был совсем не Магомедов, а его родственник, у которого Магомедов в ночь убийства гостил. Опять­таки догадки и ничем не подтвержденные факты. «Мы настаиваем, что это убийство связано с профессиональной деятельностью журналиста, хотя правоохранительные органы заявили о бытовом характере инцидента» – говорилось в обращении журналистского сообщества Дагестана к Президенту России Дмитрию Медведеву в связи с убийством Яхьи Магомедова. Убийство до сих пор не раскрыто.

В начале марта 2012 года в СМИ были распространены официальные данные об установлении Главным следственным управлением Следственного ко­митета России по СКФО участников банды, причастной к совершению убийства Гаруна Курбанова, начальника Управления информационной политики и пресс­службы Президента и Правительства РД, убитого 28 июля 2011 года у ворот собственного дома. Как выяснилось, речь идет о Гимринской диверсионно­террористической бандгруппе под руководством Ибрагима Гаджидадаева. По данным следствия, именно участники данной бандгруппы Абдула За­гулиев и Шамиль Абдулгамидов совершили убийство Курбанова. В результате все трое – Ибрагим Гаджидадаев, Абдула Загулиев и Шамиль Абдулгамидов – были объявлены в федеральный розыск. Однако дальше дело пошло по накатанной схеме.

Гаджидадаев, Загулиев и Абдулгамидов в течение 2013 года были уничтожены в ходе спецопераций, таким образом, никто из них не предстал перед судом. Вообще редко кто из «лесных», кого обвиняли в убийствах высокопоставленных дагестанских чиновников, богословов и журналистов доходил до суда – ведь их уничтожают без суда и следствия во время спецопераций. Но как же быть с нераскрытыми и недоведенными до конца уголовными делами об убийствах, кто за них ответит? Правоохранители молчат, власть имущие молча одобряют, а уголовные дела «заочно» объявляются «раскрытыми». Парадокс и произвол в одном флаконе.

Замкнутый круг
с бесконечным числом неизвестных

Убийства журналистов Хаджимурата Камалова и Ахмеднаби Ахмеднабиева также остаются нераскрытыми. Помимо множества слухов о связях высокопоставленных дагестанских чиновников с данными преступлениями ничего конкретного нет. К тому же выяснилось, что не всегда органы правопорядка ответственно подходят к выполнению своих обязанностей. Вот какой «грех» вменяют им представители ряда организаций, которые в конце 2014 года обратились к Председателю Следственного Комитета России с призывом передать расследование убийства Ахмеднаби Ахмеднабиева в Главное следственное управление СК РФ: «Его (Ахмеднабиева) убили через шесть месяцев после покушения на него в январе 2013 года, и характер преступления был схожим. Покушение было неверно зарегистрировано полицией как «нанесение вреда имуществу», и только после смерти журналиста оно было переквалифицировано. Это демонстрирует постыдную неспособность расследовать мотив, стоящий за нападением, несмотря на просьбы Ахмеднабиева о защите в связи с поступавшими к нему угрозами».

Таких «несостыковок» в уголовных делах, в экспертных заключениях, в протоколах осмотра места происшествия наверняка можно найти множество, только кто возьмется за все расследования сразу? Да и возможно ли проведение хотя бы по одному из этих убийств настоящего журналистского расследования без риска получить пулю в лоб на следующий день?

На самом деле все оказалось в замкнутом круге: убитые уже ни о чем не скажут, предполагаемые убийцы, которые также Богу душу отдали, – тем более; правоохранительные органы, как и следственные, всегда чего­то не договаривают, в судах нередко чувствуется равнодушие и незаинтересованность осуществлять правосудие по существу дела; подозреваемые то признаются, то напрочь отказываются от данных показаний; свидетели порой и слово вымолвить боятся, а журналистское сообщество Дагестана превращается в болото непримиримых врагов, в котором каждый пытается показаться умнее и независимее.

А в итоге поднимать вопрос о ненадлежащем расследовании и затягивании его сроков приходится кому­то одному. На этот раз этим человеком стал Максим Шевченко. Только вот услышат ли в верхах эти призывы в условиях обострившихся глобальных проблем, на фоне которых 12 жизней могут показаться второстепенной заботой, – маловероятно.

скачать dle 10.5

Вернуться Комментариев: 0
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив