Аналитическая газета "Настоящее Время - Аналитика"
1-12-2015, 22:00

Сирийский Дагестан-­2

Категория: Мы и Мир / №10 от 27ноября 2015

Автор: Мурад АБДУЛЛАЕВ

 

Что ищут и что находят молодые дагестанцы на сирийской войне?


 

 

В одном из предыдущих номеров «НВ­Аналитика» обратилась к проблеме отъезда молодых дагестанцев в Сирию для участия в боевых действиях на стороне признанного в России незаконным террористического государства ИГ. Эта тема нашла широкий отклик у читателей, большинство из которых было озабочено причинами такого выбора современной дагестанской молодежи; обществу интересно, за какие идеи воюют дагестанские ребята в Сирии и что с ними будет дальше?

Споров и дискуссионных вопросов множество, поэтому, чтоб «в ступе воду не толочь», мы решили обратиться к специалистам, способным дать объективную оценку «сирийскому синдрому» и разъяснить, чем руководствуется радикальная молодежь: сердечными порывами истинно верующего мусульманина или вербовкой помутненным разумом. Сегодня наш собеседник – специалист отдела гражданско­патриотического и духовно­нравственного воспитания Министерства по делам молодежи РД, теолог Мурад ГАЙДАРБЕКОВ.

l Как вы считаете, почему идея «поехать в Сирию и воевать с братьями по вере» стала так популярна среди радикально настроенной дагестанской молодежи? Что их так манит в Сирию?

– Поправка, сделанная вами, – «радикально настроенная» молодежь – это очень правильная формулировка, т.к. 80% нашей молодежи – вообще далека от всех этих крайностей, радикальных идей и даже в целом от религии. Мы проводили опрос на улицах города, где молодым людям предлагалось ответить на вопрос: «Что такое «ИГИЛ»? В результате мы получили данные, согласно которым около 80% опрошенных не знали или даже не слышали о таком понятии.

Что же манит молодых людей в Сирию? Вообще, эти люди живут какими­то абстрактными мечтами о создании исламского халифата, причем они рассматривают принятие именно крайних мер для осуществления этой мечты. Более того, из истории известно, что Арабский Халифат когда­то входил в десятку лучших империй мира – и сегодня, вспоминая ту эпоху, в частности, времена Пророка Мухаммада, они лелеют мечту о создании такого же исламского государства. Здесь следует обозначить и разницу между умеренными и радикальными мусульманами: умеренные приверженцы ислама не стремятся воссоздать халифат любыми целями, не и пытаются всеми возможными и невозможными методами перечеркнуть все и построить идеальное мусульманское государство, тогда как «радикалы», прежде всего, путем так называемого «джихада», через оружие хотят воссоздать этот халифат и активно эту свою идею пропагандируют.

Однако это не единственная причина, по которой Сирия, как вы выразились, манит наших ребят на войну. Проблема многогранна, факторов множество. Прежде всего, это социально­экономический фактор: перед молодым человеком, который оканчивает вуз, становится вопрос трудоустройства, с чем у нас имеются проблемы. Большинство дипломированных специалистов работает, как у нас говорят, «не по диплому». Мы постоянно мониторим ситуацию в Дагестане, проводим различные дискуссии и опросы, и по результатам одного из них были получены весьма любопытные данные: 58% опрошенных нами респондентов считают, что именно безработица является причиной распространения экстремизма, то есть, когда человеку попросту нечем заняться, он легко подвержен вот такому негативному влиянию и как результат – становится мишенью для радикального подполья.

Не менее важен религиозно­политический фактор. Речь о том, что мусульмане в нашей республике делятся на суфиев (придерживающихся суфийского толка ислама) и на салафитов, которые автоматически подпадают под пристальное внимание правоохранительных органов, порой ситуация доходит даже до некоторого безумия. Например, мы проводили опрос в одном из районов Южного Дагестана, где молодые люди заявляли, что органы правопорядка поголовно всех, кто ходит в мечеть, берут на учет. Подобное положение дел вызывает протестные настроения. В итоге мы удивляемся, что люди, от безысходности, просто берут и уезжают, т.е. начинают «бороться с системой».

Однако перечислять факторы радикализации молодежи и их готовности уехать на войну в Сирию можно долго, но главный из них – это религиозные убеждения. Никто из вербовщиков не уговаривает молодых людей ехать в Сирию за какими­то благами, никто им не обещает рая в идеальном мусульманском государстве – каждый молодой человек прекрасно осознает, что он едет на войну, т.е. его склоняют ехать и воевать не прямым воздействием, а основываясь на религиозных убеждениях, которые уже сформировались у этого парня в радикальной среде. Вербуемым приводят цитаты из Корана, ссылаются на хадисы Пророка, заведомо ложно истолковывая их содержание и, по сути, обманным путем, кардинально меняют религиозные убеждения сотен и даже тысяч молодых людей.

l В нашей беседе вы упомянули, что сегодня вашим ведомством проводится серьезная профилактическая работа с молодежью, в частности, вы выезжаете в районы, где ситуацию далеко не всегда удается держать под контролем. Каково же положение дел сейчас? Вербовка все так же продолжается?

– Вербовка продолжается, и очень даже активно. Мы сотрудничаем с рядом правоохранительных и надзорных органов, запрашиваем различного рода информацию, и вот, по последним данным, более 600 завербованных дагестанцев воюют в Сирии на стороне ИГИЛ, которое сейчас уже называют короче – ИГ. Но это лишь официальные данные, а подобного рода статистика всегда грешит погрешностями: цифры разнятся, говорят даже, что от 3 до 5 тысяч россиян сегодня находятся на сирийском фронте. Однако если говорить именно о нашей республике, то следует заметить, что в Дагестане есть районы, в которых подобного рода проблемы стояли всегда: и на заре 90­х годов, а затем и в 2000­х, собственно и сегодня эта тенденция не спадает. Речь идет о Хасавюртовском, Унцукульском и Дербентском районах.

Если говорить предметно о каждом из этих районов, то, к примеру, в некоторых селах Унцукульского и Хасавюртовского районов «привычка» уходить в бандподполья, присущая местным жителям радикальность, в целом радикальные религиозные настроения – это привычное, скажем так, дело, даже в некоторой степени исторически сложившаяся предрасположенность. Причем в Хасавюртовском районе в некоторых селах даже действуют законы шариата, неофициально, разумеется. Если, к примеру, кто­то из селян совершил негативный поступок, то его вполне могут наказать ударами палкой при свидетелях. Я не утрирую: конечно, никто там никого камнями не забивает и рук никто никому не отрубает, но по факту такие случаи из реальной практики существуют. Объясняется это еще и тем, что если не один, так другой член семьи либо уже побывал «в лесах», либо уже завербован, а может, даже съездил в Сирию и вернулся, и теперь пытается установить свои порядки, пропагандирует их среди населения.

Или возьмем в качестве примера Унцукульский район, где молодежь, объясняя причину «ухода в лес», стремление вести «джихад», предрасположенности к радикальным призывам, ссылается на то, что они продолжают дело имама Шамиля. При этом у этих молодых унцукульских ребят весьма смутные представления о том, с кем и за что воевал в свое время имам Шамиль, какие обстоятельства были тогда, почти двести лет назад.

А вот что касается Дербентского района, да и в целом Юждага, то здесь причины кроются в серьезном духовном вакууме, собственно говоря, здесь изживается любая религиозная идеология: не прижилась ни Хизб ут­Тахрир, ни ваххабизм как таковой, ни ИГИЛ­овская тема, т.е. получается, кто и чем успеет заполнить этот вакуум, тот и «правит парадом».

В общем, вербовщики без дела не сидят, ими, например, активно используются возможностями современных интернет­технологий. У всех на слуху цифра, озвученная недавно Роскомнадзором, что в 80% случаев вербовка осуществляется через соцсети: распространяются различные аудио– и фотоматериалы, видеоролики. Надо отметить, что в этих видеороликах те, кто обращается к молодежи, давят на два «слабых места»: во­первых, молодежь склонна к авантюризму, их легко завлечь на что­то новое, спровоцировать; во­вторых, люди «с той стороны экрана» оперируют тем, что мусульман сегодня якобы притесняют, не дают спокойно распространять религию и что «только силами молодежи» возможно остановить эту несправедливость. Знают, на что «давить».

  Сталкивались ли вы с конкретными людьми, которые, скажем так, сочувствуют ИГ, или же тех, кого пытались завербовать? Если да, то как ведется работа с этими людьми?

– С такими конкретными примерами ни мне, ни моим коллегам сталкиваться не приходилось, но если даже такие люди встречаются, или если мы знаем, как с ними выйти на контакт, то здесь проблема связана с тем, что на контакт как раз таки они не идут, попросту не хотят «засветиться». У нас был такой случай, когда бывший «лесной», скажем так, уже вернувшийся и адаптированный к мирной жизни, был готов увидеться, даже согласился на интервью, но нам пришлось обговаривать эту встречу через МВД республики, получить от них разрешение, и в конце концов встреча… не состоялась, связь с этим молодым человеком оборвалась, т.е. мало того, что выйти с ними на контакт очень тяжело, так еще и надо этот контакт удержать.

Проблема состоит еще и в том, что обнаружить сам факт вербовки, даже ведомствам силового блока, очень сложно; нелегко и распознать эту вербовку, и уж тем более вычислить самих вербовщиков.

 Можно ли сказать, что в сегодняшних призывах к участию в военных действиях в Сирии есть признаки пропаганды джихада? И, вообще, насколько можно интерпретировать призывы поехать в Сирию и воевать как призывы к джихаду?

– Прежде всего, постараюсь вкратце объяснить исконный смысл джихада. Это понятие в дословном, этимологическом переводе интерпретируется как «усердие», причем усердие в каком­либо благом деле. Любого человека, который проявляет усердие, например, в учебе или в работе, называют «муджахидом», а какое сегодня сложилось мнение? Моджахед – человек с оружием. Это неправильное понимание. Джихад своей целью имеет распространение ислама.

  Насильственным путем или нет?

– Поясню. Однажды один из прихожан спросил пророка Мухаммада: кого можно назвать человеком, стоящим на пути джихада? Пророк ответил ему (перевожу дословно): «Тот, кто поднимает слово Всевышнего», т.е. интерпретация именно та, о которой я сказал чуть выше, – распространение ислама. Кто­то справедливо спросит: а как можно распространять религию? Например, религию можно распространять с финансовой точки зрения.

  А это как? Типа «я дам тебе денег и прочие богатства, если ты примешь ислам»?

– Нет, конечно. Речь идет о том, что тот мусульманин, кто имеет финансовую возможность, может построить мечеть или медресе, ведь это тоже содействие распространению исламского вероучения. И это тоже джихад! В одном из хадисов пророком сказано: «Противоборствуйте язычникам Вашим имуществом, Вашими языками и Вашими мечами». Причем мечами – в последнюю очередь. Джихад языка означает пропаганду: проповедь, распространение знаний о религии, если говорить с привязкой к современности, даже в средствах массовой информации – и это тоже джихад!

Однако остановимся на вооруженном джихаде. Те наши ребята, кто аргументирует отъезд в Сирию и попытки примкнуть к известной воюющей стороне следованием идеям джихада, глубоко ошибаются, в том числе и те, кто уходит в бандподполье, прикрываясь джихадом. Они действительно не понимают, почему же пророк Мухаммад вел вооруженную борьбу, причем ни одну войну сама мусульманская умма не развязывала. Например, сражение при Бадре: 950 человек язычников пришли в Медину, чтобы сразиться с мусульманами, и мусульмане, естественно, на эту угрозу ответили. Следующий пример: сражение при Ухуд. К мусульманам пришли отомстить за сражение при Бадре. Или сражение Хандак (называется оно еще сражением «у рва») – 10­тысячная армия язычников осадила Медину, т.е. вы видите, что вооруженный джихад был лишь ответом на первоначальную агрессию со стороны различных сил. И так было всегда – история эти факты подтверждает.

Вот именно эти нюансы молодые люди не понимают, они трактуют как угодно понятие джихада, в свою очередь, именно вербовщики вбивают им в головы такую трактовку, при этом подкрепляя свои слова неверно интерпретированными смыслами Корана. Например, они ссылаются на хадис, в котором написано: «Убивайте, сражайтесь с неверующими, где бы они ни были». Но они мало того, что не понимают смысла данных слов, так к тому же даже не задумываются, когда, в какое время и при каких условиях был ниспослан этот аят?

К тому же, все эти вербовщики и радикалы применяют практику вырывания из контекста отдельных цитат из аятов или сур, хотя у того же хадиса: «Убивайте, сражайтесь с неверующими, где бы они ни были», есть продолжение – «но если язычник (неверующий) попросит у Вас убежища, предоставьте ему это убежище». Но вербовщики об этих смыслах и истинном содержании хадисов намеренно не говорят. Или такой хадис: «Сражайтесь только с теми, кто сражается против Вас» – подчеркивается «только с теми, кто сражается против Вас». Но об этих аятах вербуемым никто не рассказывает – ведь это не в интересах деструктивных сил.

  Вернемся к ИГ, и здесь многих интересует вопрос, связанный с объявлением данной террористической, признанной незаконной в нашей стране организацией джихада против России? Как вы могли бы оценить эти угрозы, насколько они реальны?

– Во­первых, напомню, что у нас на протяжении 90­х – 2000­х годов на территории российского Северного Кавказа действовала террористическая организация «Имарат Кавказ», своего рода объединенное кавказское бандподполье. Сейчас эта организация фактически реорганизована, потому что большинство боевиков «из леса» уехало в Сирию. Непонятны также действия наших силовиков, которые действуют по принципу выдворения лиц, причастных к деятельности «лесного» бандподполья, из страны. Но ведь эти же люди могут спокойно вернуться сюда и через месяц, и через полгода, и через год. Конечно, не все возвращаются, но разочаровавшихся тоже хватает. Мы с коллегами просматривали кадры видеосъемки, на которой проходил допрос отдельно взятых лиц, вернувшихся из Сирии, которые объясняли причину своего возвращения: якобы им дали оружие и сказали, чтобы шли воевать, а они ездили туда жить – жить в исламском халифате, а не брать автоматы и идти на войну.

Сейчас ситуация действительно несколько изменилась, в том числе и в свете начавшейся военно­воздушной операции Российской Федерации в Сирии. ИГ не только объявила джихад нашей стране, но и вынесла решение о принятии Кавказа в состав Исламского государства в качестве провинции Кавказ. Вот такое официальное название получил наш регион на карте ИГ. Одним словом, выражаются конкретные территориальные претензии к России. Как отметил в одной из наших бесед известный российский ученый­кавказовед Ахмет Ярлыкапов, финансирование по линии ИГ в «провинцию Кавказ» уже пошло.

Во­вторых, вы наверняка видели в Интернете видеоролики, на которых боевики на русском языке обращаются к России, что вот мол мы приедем и уничтожим вашу страну. Понятно, что угрозы уже стали состоявшимися фактами и они вполне реальны. Даже если взять последний случившийся печальный инцидент с катастрофой российского пассажирского самолета в Египте – ответственность за это происшествие уже взяли на себя лидеры ИГ, и хотя кто­то не воспринимает эти заявления всерьез, подобный сценарий тоже нельзя списывать со счетов.

  В продолжение этой темы хотелось бы узнать: как вы считаете, в связи с авиаударами Российской Федерации по позициям ИГ в Сирии и наступлением правительственных войск ускорится ли процесс возвращения дагестанцев на родину и чем это может грозить?

– Конечно, давать такой прогноз сложно, ожидать можно, чего угодно. Даже если кто­то из бывших участников военных действий в Сирии и возвращается в Дагестан, то такие лица сразу попадают «в руки» спецслужб и правоохранительных органов. Чем это может грозить, сказать еще сложнее. Некоторые, разочаровавшись, возвращаются сами, некоторых возвращают родные и близкие, а есть ведь и такие, кто возвращается в республику под чужими данными, с фальшивыми паспортами. Кто знает, кто они на самом деле, чем они тут теперь занимаются? Здесь уже в разы возрастает ответственность все тех же спецслужб и правоохранителей, которые не должны допустить новой волны радикальной, экстремистской пропаганды и дискредитации мусульманской религии.

 

 

скачать dle 10.5

Вернуться Комментариев: 0
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив