Аналитическая газета "Настоящее Время - Аналитика"
15-12-2015, 00:46

Новые торпеды под санкциями чиновников

Категория: Экономика / №11 от 11 декабря 2015

Автор: Саид БАГОМАЕВ

 

Как «Дагдизелю» вставляют палки в колеса


 

 

 

Завод «Дагди­зель» был круп­нейшим на Северном Кавказе оборонным предприятием. Город Каспийск возник благодаря тому, что там был «Дагдизель». Сейчас появилась надежда модернизации завода. Стране нужны и торпеды, и дизеля, которые здесь производят. О проблемах и перспективах завода рассказал, на условиях анонимности, сотрудник предприятия. После получения сертификатов на новую продукцию собеседник собирался официально об этом рассказать. Но впоследствии ему запретили выдавать информацию для СМИ. Значит, у завода появилась перспектива получения государственных контрактов, и они, возможно, будут засекречены.

Завод «Дагдизель» – единственное предприятие в России, которое способно производить современные торпеды, возможно, превосходящие по основным характеристикам американские. Другие заводы по производству торпед оказались за пределами нашей страны. Один из них ТРК «Дастан» находится в Киргизии. Там производили торпеды «Шквал», достигающие скорость 500 км в час. Торпеда на твердом топливе создает вокруг себя газовую оболочку и не вступает в контакт с водой. Ей не приходится преодолевать сопротивление и давление воды, за счет чего скорость и увеличивается. Секретные технологии по разработке этой торпеды были украдены с позволения либералов американскими шпионами в ельцинский период. У России технологии есть, но восстановить и усовершенствовать торпеды, комплектующие для которых изготавливали сотни предприятий, многие из которых оказались в ближнем зарубежье, не так просто.

Руководству нашей страны не удалось договориться с киргизскими властями, чтобы заполучить контрольный пакет акций этого завода в счет погашения государственного долга. После революции тюльпанов налаживать сотрудничество по торпедостроению приходится с нуля. Это процесс долгий, а торпеды нужны сегодня. Без них поступающие на вооружение России подводные лодки проекта «Ясень» с межконтинентальными баллистическими ракетами, беззащитны. Вся надежда на завод «Дагдизель». С экономической точки зрения он находится в преддефолтном состоянии: его производственные фонды морально и физически устарели. Но коллективу удалось внедрить в производство свою новейшую разработку – торпеду на электрическом двигателе.

Серые чиновники мешают серийному производству торпед

Для серийного производства торпед, отвечающих современным вызовам, и дизелей завод нуждается в масштабной модернизации. А это огромные деньги. Государство готово их вложить, но завод – это акционерное общество, и находится он в периферийной и нестабильной республике.

Но почему власти зацепились за «Дагдизель», когда за такие деньги можно построить новый завод в центральной России? Так и хотели сделать. Но дело в том, что конструкторскому бюро «Дагдизеля» удалось реализовать свои последние научно­технические достижения. Разработана совершенно новая торпеда, которая поражает цели на расстоянии 65 узлов (100 км). Результатами испытания военные были приятно удивлены, о чем было доложено высшему политическому руководству страны. Чтобы запустить торпеду в серию, сначала решили перенести производство в центральную Россию, туда же пригласить и конструкторское бюро. Но завод, повторюсь, – акционерное общество, у разработчиков есть авторские права, в командном порядке переехать завод не может.

В администрации президента не верили, что такую торпеду могли разработать дагестанцы. – Наверное, это еврей какой­нибудь, – сказали в Кремле. – Нет, лезгин,– докладывали начальству. Сначала было решено предложить конструкторам самые выгодные условия, чтоб они переехали и внедрили торпеду в производство где­нибудь в центральной России. Но потом, с учетом того, что в Каспийске сохранился коллектив, производственная база, испытательный полигон в море, было решено модернизировать существующий завод, нежели строить новый, но при условии, как говорил во время своего визита Дмитрий Рогозин, что «государство должно вернуть контроль над заводом».

Разные политические и финансовые группы как в Москве, так и в Махачкале, преследуя свои корыстные интересы, пытались прибрать к рукам завод вместе с его имуществом, ставили палки в колеса, препятствовали серийному производству новой торпеды. Пошли заказные материалы в СМИ, уголовные дела. Одни пытались довести завод до искусственного банкротства, другие – забрать у коллектива контрольный пакет, третьим нужна была земля под застройку. Матерых хапуг мало интересуют высокие материи торпедостроения. В республике есть силы, которые хотят угробить завод. Не оставляются попытки и захватить территорию завода под жилищное строительство. Некоторые многоквартирные дома уже стоят впритык к заводу.

Заведомо зная, что производство новых торпедных двигателей еще не освоено, Министерство обороны заключило контракт еще при Сердюкове. Контракт стал приманкой. Получился скандал, что торпеды укомплектованы из устаревших деталей.

«У заказчика были претензии к приборам управления торпедами. Эти приборы были поставлены нам из Украины и установлены на наших торпедах, поступавших на вооружение Морфлоту. Мы не можем проверить качество чужой электроники: это закрытые блоки, на которых стоят украинские пломбы и печати. Завод по их производству расположен в центре Киева, по улице Крещатик. Но после переворота на Украине мы не смогли пригласить специалистов, чтобы они устранили дефекты тех приборов, которые ранее были поставлены. Эти украинские специалисты стали невыездными», – рассказал на условиях анонимности специалист завода.

У Министерства обороны были претензии, что торпедные двигатели производились из комплектующих, изготовленных до 2009 года. Министерство обороны знало, что в те годы других у завода не было. Некоторые представители министерства намеренно хотели обанкротить завод, навредить обеим сторонам. Морфлоту нужны торпеды, а не затяжные судебные процессы.

Завод полностью вернул деньги Минобороны. Но военное ведомство сверх этого в судебном порядке потребовало выплатить неустойку – 700 млн рублей. Судебная тяжба прошла разные инстанции. Говорят, московский судья принял сначала решение в пользу «Дагдизеля», а потом, после телефонного звонка, ушел на перерыв. На следующий день он принял совершенно противоположное решение.

Зачем резать корову, которая дает молоко?

Зачем Минобороны забирает у завода последние деньги, на которые он разрабатывает столь необходимую для России новую торпеду? Зачем арестовывать счета, лишая зарплат ученых, инженеров, рабочих? «Вокруг завода много военных частей, которым нужен клуб для проведения своих мероприятий. Чтобы выплатить неустойку в размере 700 млн рублей, мы предлагали Минобороны свой Дворец культуры. Но военное ведомство наотрез отказалось от такого предложения», – рассказывает собеседник.

Мы, ценой больших усилий, освоили производство новых торпедных электродвигателей. Это результат многолетнего труда всего коллектива. Эти двигатели здесь испытали разными способами. Один двигатель работал как генератор – вращал остальные 160.

«В 2014 году, вопреки судебным тяжбам, арестам счетов, у нас уже освоили совершенно новую торпеду. После отгрузки одной из партий торпед, я был у заместителя министра, где он мне сказал: «Ваши торпеды – это дерьмо». Я им предложил выбрать любые из поставленных торпед для проверки. Все торпеды поразили цели», – рассказывает собеседник. – Поставили Минобороны 65 торпед нового образца. Они могут поражать цели на расстоянии 65 узлов (100 км). Сейчас главная проблема – наладка собственных приборов управления для следующих партий. Их не хватает, чтобы доукомплектовать оставшуюся в рамках контракта очередную партию торпед. Мы можем наладить их производство. Но самые новые станки у нас 1986 года. Они в рабочем состоянии, с японской и немецкой электроникой. Но новые станки позволят повысить производительность труда, осваивать современные детали комплектующие, осваивать новые научные разработки. Нужно продолжать работу над двигателем, над повышением энергоемкости батареи, разрабатывать собственный блок управления – «электронные мозги торпеды».

«В последние годы, с приходом Сергея Шойгу, Минобороны заняло конструктивную позицию. Перспективным направлением для завода является и производство дизелей. Если раньше мы производили 600 дизелей в месяц, то сейчас производим 100 дизелей в год. Но, в отличие от японских дизелей, наши не глохнут при низких температурах, даже в условиях Крайнего Севера и Арктики. После введения санкций зарубежные производители отказываются от поставок дизелей в Россию. И есть надежда получить заказы, увеличить объемы производства дизелей.

Напомним, согласно указу Владимира Путина от 31 марта этого года, 100% минус одна акция «Гидроприбора», куда входит и «Дагдизель», будут внесены в качестве вклада РФ в уставный капитал корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ).

скачать dle 10.5

Вернуться Комментариев: 0
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив