Аналитическая газета "Настоящее Время - Аналитика"
26-08-2015, 23:48

Писатели есть – литературы нет

Категория: Культура / №1 от 22 июля 2015

Автор: Гапиз Нурмагомедов

В статье речь пойдет не о конкретных произведениях, потому что подавляющее большинство из них написано на родных языках и недоступны автору этой статьи. Размышления будут строиться на основе прочитанных мною произведений на русском языке, отдельных, выборочных. Большей частью о проблематике прозы, состоянии драматургии; коротко коснусь и поэзии. Конечно, будет затронута и критика. Таким образом, мои размышления будут носить обзорный характер. В связи с такой направленностью в анализе могут проявиться кое-какие субъективные моменты, поэтому прошу прощения заранее.

Проза

Итак, начнем с прозы. Этот род словесного творчества, к сожалению, не получил широкого развития ни в тематическо-проблемном плане, ни в идейном аспекте. Дагестан прозой никогда не славился. Мне могут возразить: «Как же так – ведь столько фильмов снято на основе нашей прозы? Да, есть такой факт. Но вопрос в другом – что собою представляет эта самая киношная проза по принципу «серьезности сюжетов»? Она не выдерживает элементарной логической критики.

Есть фундаментальные претензии и к исторической литературе (литература на историческую тематику. – Авт.): в ней не соблюден принцип «историзма», то есть исторической обусловленности событий, а сплошь воцарился принцип «историцизма» – волевого нажима на историю. Отсюда и пошел фантазийный флер, накрывший реальную историческую фактологию. Эта спекуляция на историческую тематику в дагестанской литературе привела к полному растлению подлинных исторических ориентиров. Дагестанская литература на историческую тематику ограничивается лишь расхваливанием революции 1917 года, общественно-исторический процесс представлен как сплошная линия успехов. Чтобы основательно понять данный упрек, вникнем в смысл слова «революция» – «полный переворот». Выходит, что ничего положительного не было в прежнем общественном строе. Не бывает такого общества, чтобы все было отрицательно или положительно. Сошлемся на один факт из исторического прошлого России: в 1913 году (до революции 1917 года) Россия экспортировала зерно, достаточно обеспечив и себя. Значит, до «великой» Октябрьской революции люди не голодали. Голод в стране начался благодаря той же «великой» революции. Следовательно, нас целенаправленно обманывали. Нам твердили, что до революции дагестанцы были безграмотными. Ничего подобного. Правда то, что не было русской грамоты, зато была арабская грамота. Жаль, что дагестанские писатели до сих пор так и не осознали этот горький период в истории наших народов.

Также в дагестанской литературе нет произведений на тему насильственной коллективизации индивидуального сельскохозяйственного труда. Есть замечательный, давно апробированный тезис: «Экономика должна быть многоукладной». Советские социалисты пошли не по тому пути, который доказал свою жизнеспособность на всей планете.

Совершенно неосмысленным в дагестанской литературе остался жестокий исторический пласт 1937 года. Суровые репрессии тяжелым бременем легли на судьбы людей всех социальных пластов. Количество жертв этих общественных экспериментов доходит до десятков миллионов. Вышло так, будто они ничего не значат для нашей истории.

В дагестанской литературе неправдоподобно отражена Великая Отечественная война, хотя признаки искаженного отношения советского руководства к этой войне лежат на поверхности. Взять хотя бы «План Барбаросса» гитлеровского командования, означающий «молниеносную войну». Он и был осуществлен фашистами: за два месяца передвинулись к воротам Кавказа. До сих пор идеологизированные историки войны придерживаются мнения, будто наши неудачи в начале войны были обусловлены внезапностью нападения Германии. Вранье! Вплоть до начала войны в Берлине работало наше посольство. И его глава Деконозов периодически сообщал в Москву, что Германия вот-вот нападет на Советский Союз. Об этом же регулярно твердила и внешняя разведка Советского Союза. Эта горькая ситуация сложилась по прямой вине советских политических вождей. Об этом давно сказано. Но дагестанские литературы так и не обратились к данной фундаментальной проблеме.

Нет произведений о венгерских событиях 1956 года, чехословацкой войне 1968 года. Ведь в этих конфликтах погибло много советских солдат и офицеров, в том числе и дагестанцев. Нет достойных произведений и об афганской войне, хотя дагестанцы «афганцы» – потенциальные герои произведений – ходят рядом с нами.

Дагестанская литература явно отстает от поворотов жизни. За годы так называемой рыночной экономики многое изменилось: возникла частная собственность, появились разные формы хозяйственного уклада, исчезла коммунистическая идеология и на смену пришла традиционная духовность (религия). Развалился огромный Советский Союз, и на его месте образовались новые страны, активизировались национальные и религиозные сферы, возрос интерес к историческим топонимическим названиям, мы сейчас свободно можем ездить по всему миру; выборы властных структур стали политической нормой, расширились межкультурные и межнаучные связи. Столько новшеств… и ни одно из них не отражено в дагестанской литературе, в частности в прозе.

В ней так и не утвердились жанры художественно-политического произведения – повести, романа, эпопеи и т.д. Наши писатели так и не коснулись столь щепетильной проблемы, как статус семьи в изменившихся условиях: сегодня в Дагестане из каждых первичных трех браков один распадается – это крайне тревожный фактор. Давно назревшей проблемой является статус национальной земли – она периодически сотрясает нашу республику.

Две чеченские войны, которые основательно коснулись судеб дагестанцев, – тема, нуждающаяся в разноплановом и широком освещении. А пока что на эту тему есть только одно эпическое произведение –роман Мирзы Давыдова «Лицом к смерти».

Прозаически не осмыслена такая острая проблема, как положение этнических дагестанцев, по воле политических судеб оказавшихся в Азербайджане.

Стоит отметить, что в Год литературы замечательным подарком явился солидный прозаический сборник «Разные судьбы» подающего надежды цахурца Курбана Омаханова.

Поэзия

Пишущих стихи у нас много. А вот много ли талантливых авторов – сказать не могу. Исходя из тех соображений, которые у меня сложились после прочтения переведенной на русский язык поэзии, пришел к общему выводу: успехов мало. Дагестанское стихотворчество ограничивается в основном фольклорными особенностями: олеографическим приемом (тостовым и призывами вроде «да здравствует» «пусть будет»), описательностью, мало философской аналитичности, редкостью глубинных обобщений, часто отсутствует сугубо философская категориальность (в аппаратном смысле).

С литературной арены почти сошла поэма. К сожалению, не изобилует успехами и детская поэзия. Правда, постепенно возвращается духовная (религиозная. – Авт.) поэзия, хорошо это или плохо – другой разговор.

Драматургия

У нас большие проблемы с драматургией. Они были всегда, но сегодня это бросается в глаза. Чистым драматургом в республике можно назвать только одного человека – Атава Атаева. Слишком мало на театральный Дагестан! Выходит, что театры есть (скоро будет и поэтический!), а драматургии нет! Парадокс!

Раньше гонорарный фонд для драматургии находился в распоряжении Министерства культуры РД, потом его распилили по театрам по принципу «кажущегося творческого стимула»: мол, театры при наличии денег под рукой будут успешно развивать драматургию. А получилось наоборот – театры сели на мель. Они избрали другую политику: деньги тратить на переводные пьесы! Ведь так дешевле: зачем выплачивать целевой гонорар за новую пьесу в размере 30-35 тысяч рублей, когда можно перевести апробированную пьесу за 5-6 тысяч? А куда деваются остальные деньги?

По моему мнению, гонорарный фонд следует ликвидировать: это феодальный пережиток. Сегодня нигде в цивилизованном мире нет понятия «целевой гонорар». В США нет даже Министерства культуры, зато есть великолепные театры! В этих цивилизованных странах театры сами зарабатывают деньги: идут комиссионные сборы от общих сумм по показу спектаклей. Чем больше спектаклей, тем выше процент начисляемого авторского гонорара. В поэзии и прозе действует тот же принцип: тираж издается порциями – по читательскому спросу (не покупают – не издают).

Критика

В Дагестане так и не сформировалась объективная литературная критика. Наши авторы не любят критику. Но есть объективный творческий закон: где нет справедливой и оттого благодарной критики, там не может быть качественной литературы. Как раз то, что у нас сегодня происходит. Ни в газетах, ни в журналах, подотчетных государству, невозможно опубликовать аналитическое мнение с выявлением недостатков в литературе.

Уже 13-й год как не стало Расула Гамзатова. За этот период не было проведено ни одного съезда писателей Дагестана, а на подходе время уже III съезда. Пока в Союзе писателей есть оплачиваемые штаты, наши литературы развиваться не будут. Союз писателей – это общественная организация, где не должно быть никаких целевых ежемесячных выплат.

Итак, проанализовав общую литературную ситуацию в республике, приходишь к выводу: писатели есть – литературы нет. Эта статья написана исключительно с одной целью – обратить внимание авторов на серьезные упущения.

скачать dle 10.5

Вернуться Комментариев: 0
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив